ОКРЕСТНОСТИ ПЕТЕРБУРГАПутеводители Карты История Фотогалерея    Старая версия сайта
Начало » неГлавный » Экспедиции » По следам Ксенофонта Робейского (Новг. обл.)
По следам Ксенофонта Робейского (Новг. обл.) [сообщение #176841] вт, 07 июля 2015 10:22 Переход к следующему сообщения
YURICH
По следам Ксенофонта Робейского (2015 г.)

Текст Юрич (А. Епатко)
Фото Юрич, С. Артамонов


Несколько лет назад мне попалось на глаза житие малоизвестного новгородского святого Ксенофонта Робейского. Оно показалось мне достаточно любопытным, т.к. в нем присутствует мотив чудесного плавания – несколько сходный с мотивом плавания на камне Антония Римлянина. Я стал собираться сведения о преподобном и основанном им Ксенофонто-Робейском Троицком монастыре. Увы, узнать удалось немного: информация об этой давно исчезнувшей обители до обидного скудна и большей частью основана на житии самого Ксенофонта, выходца из Лисицкого монастыря, ученика Варлаама Хутынского.
Ксенофонтова пустынь располагалась в 25 км к СВ от Новгорода, на берегу впадающей в Волхов извилистой речки Робейки, в глухой и болотистой местности. Когда именно она была основана достоверно неизвестно, но церковные историки относят ее началу к 1230-х годов, что, впрочем, довольно странно: летописи сообщают, что Варлаам основал Хутынский монастырь в 1192 году, а как видно из жития Ксенофонта, последний поселился на месте своих будущих подвигов вскоре этого события. К счастью, время преставления самого Ксенофонта известно: 1262 год. Т.е. подвижник дожил до глубокой старости.
Ксенофонтов Робейский монастырь никогда не отличался богатством и, скорее всего, не был избалован посещением паломников. Известно, что во время междуцарствия 1611-1612 годов он пострадал от нашествия шведов. В 1653 году обитель приписали к Хутынскому монастырю, а в 1764-м - по бедности обратили в приходскую церковь. Даже проведение через Ксенофонтово отличной дороги в местечко Аракчеево (для нужд военных поселений) не смогло возродить былую обитель. А в 1860-е годах «Робейский» храм был приписан к Слутской церкви (Слутка – ближайшее к пустыни поселение).
Что касается жития Ксенофонта, мне оно показалось чрезвычайно любопытным… Став послушником Лисицкого монастыря при игумене Варлааме (будущем Хутынском Чудотворце), Ксенофонт увидел на месте, называемом Хутынь (худое место) огненный столпа, простиравшийся до самого неба, а затем - густой, мрачный дым, покрывший землю. Инок поведал об этом чуде игумену. Варлаам узрел в этом видении знак Божий и решил основать на месте знамения Хутынскую обитель.
Явившись на Хутынь преп. Варлаам вместе с учениками расчистили лесную чащу, поставили келью и водрузили на месте «худого» места крест. Затем неожиданно, когда Ксенофонт находился в келье, поднялась невиданной силы буря. Ксенофонт испугался бури и призывал Варлаама спрятаться в келье. Игумен дал власть гневу: отправил от себя на плоту слабого духом инока, дав ему в напутствие «четвертушку» хлеба. Плот вначале плыл вниз по Волхову, а затем, дойдя до устья Робейки, чудесным образом стал подниматься против течения. Пройдя «против быстрин» с лишком 20 верст, плот пристал в местечке, получившем позднее название Ксенофонтово. Там преподобный и поселился. Впоследствии Ксенофонт получил прощения у Варлаама и основал на Робейке малую обитель с каменной церковью. Почил Ксенофонт как и положено будущему святому - на месте своих иноческих подвигов, на берегу Робейки, в основанном им монастыре. Известно, что в XIX веке мощи подвижника почивали под спудом сохранившейся в Ксенофонтово церкви.
…Ознакомившись с историей Робейской пустыни, я загорелся пройти по пути преп. Ксенофонта – от Лисицкого монастыря до собственно урочища Ксенофонтово, где я надеялся отыскать следы древней обители. Из редких публикаций XIX века следовало, что на месте самого храма, построенного в XII веке преподобным и возобновленном 300 лет спустя, якобы была «груда щебня», но более поздняя церковь, как уже упоминалось, еще стояла на мысу Робейки.
Разумеется, следуя по пути Ксенофонта, я хотел подняться на веслах по Робейке. Впрочем, на многое я не рассчитывал: один из дореволюционных источников сообщал, что Робейка летом пересыхает. В крайнем случае до Ксенофонтово можно было добраться пешком - из деревни Кирилловка, расположенной на берегу Волхова. Правда, этот вариант я рассматривал как запасной. Я все еще не оставлял идеи подняться по Робейке до Ксенофонтово – (около 15 км вверх по течению).
Итак, в конце мая этого года мы вместе с Сергеем Артамоновым высадились в Новгороде, откуда автобусом добрались до Юрьева монастыря. На песчаном пляже собрали байдарки и пошли вниз по Волхову. По пути нам встретился оригинальный буй, окрашенный под цвет шлема немецкого рыцаря XIII века. Справа мы оставили Рюриково Городище, вошли в Малый Волховец и поплыли – тоже по течению – по т.н. «Левошне». Через 6-7 км над лугом показались белые купола Хутынского монастыря. Справа – знаменитое Волотово, в окрестностях которого похоронен легендарный старейшина Гостомысл, давший новгородцам совет призвать варягов. Небо закрыто тучами, слабый ветер… Оборачиваюсь: над полем белой свечечкой поднимается оставленная нами колокольня Юрьева монастыря.
Небо все больше хмурится; тучи, словно черные комья, нависли над притихшей Левошней. Где-то вдалеке раздаются глухие раскаты грома…
Работаю веслом и высматриваю среди лугов крест, стоящий на месте Лисицкого монастыря. Руины этой обители – один из пунктов нашего путешествия: ведь Ксенофонт увидел чудесное знамение именно с Лисицкой Горки. Наконец, различаю небольшую возвышенность, а на ней – потемневший деревянный крест... Заходим в небольшую губу, вытаскиваем байдарки на берег. Вокруг – камыши. Наверное, здесь щуки сами прыгают на блесну. Но нам сейчас не до рыбалки… Ноги по щиколотки утопают в грязи. Осока того и гляди порежет ступни... Отсюда до Лисовой Горки метров 200. Идем туда, вооружившись веслами: местные еще пару лет назад предупреждал меня, что на Лисовой обитает ватага бродячих собак…
Поднимаемся на холм к самому кресту, перевязанному синей лентой. Под ногами ямы, куски кирпича, раствор... В середине прошлого века археологи вели здесь раскопки. Жаль, что постройки Лисицкого монастыря не сохранились: ведь эта обитель связана с именем еще одного подвижника: Арсений Коневский, основатель иноческой жизни на ладожском острове Коневец, как и Ксенофонт был иноком Лисицкой обители.
С высоты Горки открывается живописная панорама: на западе поднимаются новостройки Новгорода, на востоке же красуются купола Хутынского монастыря. Там-то и возникло то чудесно знамение в виде огненных столпов, которое наблюдал Ксенофонт…
До Хутыни кажется рукой подать, но это иллюзия: река очень извилиста, и мы в итоге шли два часа при довольно хорошей скорости. По пути нас застает дождь. Одеваем непромокаемые куртки и снова беремся за весла. Поднимается ветер, а вместе с ним по реке начинают ходить неслабые для узкой реки волны. Быстро накидываем юбки: иначе нас может залить даже на Малом Волховце… Снова слышатся раскаты грома, с берега кричат чайки. Наши байдарки постоянно обгоняют моторки, с которых на нас таращатся рыбаки в капюшонах: турист как вид почти вымер…В небе наблюдаем журавлиный клин; поди с Африки возвращаются…
Ветер снова усиливается. Я вспоминаю, что сегодня в Москве ожидается 22 м/c. Что если этот фронт переместится сюда?.. Гребем дальше и высматриваем купола Хутынской обители. Это – наша следующая цель, связанная с Ксенофонтом. Оттуда, он был посажен разгневанным игуменом на плот и отправлен в изгнание, обернувшееся для него основанием Ксенофонто-Робейского монастыря.
Проходим какую-то деревню, слышен лай собак, жужжит газонокосилка. Заканчивается и снова начинается дождь… Прямо по курсу открывается Волхов, за ним - высокие дома, трубы. Это Кречевицы. Значит, скоро будет отворотка на Хутынь. Кстати, судя по карте, к монастырю Варлаама ведет какая-то протока. А вот и она… Сворачиваем налево, байдарки грудью рубят зеленые стебли камышей. Протока основательно заросла: лодки заходят сюда нечасто.
Перед нами - большая бухточка, мы пересекаем ее, и наши байдарки утыкаются в берег около одинокого рыбака. Берем фотоаппараты и идем метров 500 к Хутынскому монастырю. Я не был здесь с 2000-го года. И, кажется, здесь мало что изменилось: собор как был в лесах, так и стоит поныне. А монастырь нынче женский: во дворе снуют девичьи фигурки в черных монашеских балахонах... Эх, знал бы об этом преп. Варлаам!
Заходим в храм, крестимся и слушаем вечерню… Но до конца службы стоять не будем: я надеюсь до ночи найти устье Робейки и сделать попытку подняться на несколько километров вверх по реке… Только отчаливаем от Хутыни и выходим в широкую стремнину Волхова, как дождь начинает свою бешеную пляску. Накидываю капюшон и монотонно гребу по течению. Мимо байдарки проносится буй - я едва успеваю отвернуть… Да нас просто несет!
Время от времени пытаюсь рассмотреть правый берег Волхова: я начинаю уже опасаться, что с таким темпом мы проскочим устье Робейки, которое отстоит от Хутыни на 4-х км. Но пока ничего похожего на устье мы не наблюдаем… Слева – живописный холм, освещенный заходящим солнцем. На его вершине - кладбище, у самой воды – несколько автомобилей: народ гуляет…
Дождик ослабевает, я скидываю капюшон. Странно: мы уже идем с полчаса, а Робейки все нет. Неужели проскочили?.. Наконец, замечаю моторку, к которой подгребаю. Рыбаки подтверждают, что мы уже прошли Робейку. Вот тебе раз!.. Впрочем, понятно, почему я не заметил речку: все из-за капюшона, да и дождь, конечно, не прибавил видимости. Ладно, устье будем искать завтра, сейчас к ночлегу. Тем более есть вероятность того, что на Робейке берега топкие, и встать лагерем там будет проблематично.
Подгребаем к берегу, ставим палатку на узкой полосе песка, разогреваем на газу ужин и прячемся от комаров под купол нашего убежища… Лежа в палатке, я еще раз изучаю карту… Вот что вырисовывается: даже если мы войдем в устье Робейки, и оно будет довольно широкое, не факт, что мы сможем достичь Ксенофонтово. Нам придется пройти около 15 км по извилистой речке, которая, как сообщал один церковный историк XIX века, летом пересыхает. В этом же году зимы почти не было; наверняка река пересохла… Ладно, хотя бы помочим днище байдарок в легендарной реке, связанной с преп. Ксенофонтом. В конце концов, это святой мог подняться против течения на плоту, имея в руках лишь краюху хлеба. Мы же простые смертные… Кстати, у нас тоже неважно с хлебом. Мы им явно недостаточно запаслись. Любопытная аналогия с Ксенофонтом!
Почти всю ночь дождь барабанил по тенту нашей палатки. Я, кстати, люблю спать в палатке в дождь. Хлебом не корми - дай полежать в непогоду в спальнике под надежным тентом…
Солнечное утро возвещает хороший день. Сегодня мы должны «разобраться» с Робейкой и найти Ксенофонтово – водным или пешим путем. Завтра надо быть в Питере. В понедельник – на работу…
Мы покидаем место нашего лагеря, беремся за весла и уже готовы отчалить… Мимо проходит рыбак, которого я спрашиваю, проходима ли Робейка. «Подняться по реке хотите? – он поджимает губы. – Не получится: 3 километра пройдете – не больше: она вся позаростала. Да и бобры постарались – завалов много.
- А если пешком со стороны Волхова, - не сдаюсь я. - На карте дорога в Ксенофонтово тянется.
Рыбак снова всматривается в карту:
- Ну, не знаю, дорога-то есть. Но это скорее - тропа. Вряд ли вы туда доберетесь. Хотя там захоронения какие-то. Народ вроде ходит, навещает…
Так я и знал! Видно придется в итоге пробиваться на Ксенофонтово со стороны Волхова пешим путем. Карта показывает хорошую дорогу, идущую на восток от Пахотной Горки, и лишь последние 1,5 км до Ксенофонтово действительно ведет некая тропа. Но неужели мы не преодолеем этот жалкий километр до Робейской пустыни? Жаль только, что мы компаса не взяли. Впрочем, на карте Аракчеевская дорога идет прямо на восток. Мимо Робейки не проскочим.
…Теперь мы идем против течения, гребя вдоль самого берега Волхова. Заходим за поворот. На правом берегу открывается что-то похожее на небольшой заливчик. Устье! Вот она какая, Робейка!
Заходим в устье, убранное камышами. На берегу стоит бревенчатый дом, мостки. Интересно, местные жители знают что-нибудь о Ксенофонте Робейском? Но спросить некого: полное безлюдье и тишина. Дальше вдоль правого берега реки тянется несколько домов. Судя по карте, это – древнее поселение Слутка. Когда-то здесь существовала деревянная Александро-Невская церковь, которой в XIX веке была приписана церковь преподобного Ксенофонта (была освящена во имя Святителя Николая).
С удовлетворением отмечаю, что река довольно широкая и проходима для байдарок, хотя, несомненно, далее она будет мельчать. Но пока мы идем достаточно быстро – не мене 7 км в час. С правой стороны, за зеленой стеной камышей открывается дивный вид на луга, среди которых на возвышенности я различаю тяжелые купола… Да, это наш старый знакомый – Хутынский монастырь!
Хотя идем против течения, оно пока не чувствуется. Я не убираю с фартука байдарки карту, несмотря на то, что она уже мокрая от брызг: здесь Робейка имеет много «карманов» - тупиков. В один из них мы уже заплыли. Причем прямо по курсу, в 2 км от нас оказался Хутынский монастырь. Я подумал, что у Ксенофонта, пока он еще блуждал близ устья Робейки, еще была возможность вернуться – Хутынь какое-то время была перед ним как на ладони. Но потом его плот увлекло в глухую часть реки, где гордый Ксенофонт и обосновался.
…Итак, зайдя в один из «карманов», мы разворачиваемся на 180 градусов и идем искать истинное течение реки. Наконец, пробиваемся сквозь камыши и вылезаем на «стремнину» Робейки. Рядом на возвышенности шумит трасса. На карте легко нахожу место, где мы находимся – шоссе действительно пересекает речку. Скорее всего, Робейка уходит под какие-нибудь мостки или даже в трубу, отведенную на ту стороны насыпи. Но вот проходима ли она дальше?..
Неожиданно замечаю близ насыпи крышу дома и мостки, на которых женщина стирает белье. Рядом – мужчина. Гребу прямо к ним: надо выяснить состояние Робейки за насыпью.
- Наверх по Робейке? Да пройдете! – мужик уверенно машет рукой. - Как далеко – не знаю, но мы ходили – глубины вам хватит. – Он указывает на противоположный берег. – Вон на той насыпи вылезайте, там тропа наверх идет. Лодки перетащите и плывите…
Отличная новость! Я машу Сереге, чтобы он вел свою байдарку к насыпи. Это – шанс. Быть может, мы пройдем Робейкой до самого Ксенофонтово…
Взвалив лодки на плечи, поднимаемся на шоссе… «Деревня Робейка» - гласит дорожный указатель…. За шоссе берега реки принимают диковатый, но живописный вид: ни домов, ни мостков, только поплавки, обозначающие поставленные сети. Вокруг расстилается первозданная тишина, если не считать кукушек, глухо подсчитывающих чьи-то оставшиеся года.
Я греб и думал о монахе, который за восемь веков до нас поднимался здесь на плоту против течения, имея на руках лишь краюху хлеба. Вероятно, тогда река была более полноводная. Подобное я наблюдал в Псковской области, на реке Бдех, по которой, по преданию, поднимались ладьи Трувора в Изборск. Во время же нашего похода по Бдеху, река настолько обмелела и сузилась, что лопасти весел то и дело цеплялись за оба берега. По всей видимости, такое обмеление рек за прошедшие столетия – явление повсеместное на Русском Севере.
Идем по Робейке как на слаломе: водная нить поминутно поворачивает то вправо, то влево – только успевай подгребать веслом. Вскоре я почувствовал, что грести стало тяжелей: речка заметно обмелела, и теперь уже просматривалось илистое дно. Иногда Робейка преподносит нам сюрприз, в виде крупного валуна посередине. Берега постепенно сужаются. Нет, если пойдет так и далее, мы и километра не пройдем – где-нибудь да застрянем.
…Вот очередной поворот; высокий берег буквально нависает над нами… Внезапно я заметил, как что-то крупное, коричневого окраса рвануло куда-то в сторону - в чащобу леса. Что это? Кабан? Лось? Но не медведь точно... Хотя кто его знает. Косолапые тоже ведь шустро бегают.
Я нарочно говорю громко, чтобы напугать зверя, который, ломая сучья, промчался берегом недалеко от нас. Впрочем, вряд ли он сунется в реку, а остановки у нас не запланированы.
Мы уже идем с минут сорок, а я уже ощущаю, что скоро наши байды застрянут в Робейке: берега сужаются, встречное течение усиливается: на перекатах бурлит. Да и речное дно становится все более каменистым… Удар! Так можно и лопасть сломать. «Камни!» - кричу я Сереге, который гребет чуть поодаль… Стоп! Моя байда села на мель. Здесь небольшой перекат; Робейка бурлит все больше. Вылезаем и тащим байдарки вперед, снова садимся – грести совсем трудно, а ведь мы не святые и у нас нет чудесного плота, могущего «без руля и ветрил» доставить нас против течения в Ксенофонтово.
Наконец, после ближайшего поворота Робейка показывает нам свои «зубки». Река перегорожена бревнами и сучьям: никак бобры поработали. Я вылезаю из байдарки и иду на разведку: похоже, финиш. Даже если мы перевалим через эту преграду – дальше ненамного продвинемся: течение значительно усилилось, а значит, река мелеет с каждым метром. Отсюда до Ксенофонтово по моим расчетам остается не менее 10 км. Теоретически, имея в запасе еще 3-4 дня, можно и протащиться, преодолевая завал за завалом. Но мы располагаем лишь сутками, за которые нам еще предстоит пройти полсотни километров по Волхову…
Возвращаемся! Я разворачиваю байдарку, сажусь поудобнее, беру весло и отталкиваюсь от илистого дна. Признаемся: мы не святые и тягаться с новгородским подвижником из XIII века нам не под силу.
… Обратно мы просто летели, идя по 8 км в час. Течение здорово помогает нам. Снова обнос, и снова наши байдарки следуют вдоль камышиных полей, стремясь выйти на широкую ленту Волхова. За лугами опять поднимаются купола Хутыни. Кажется они всегда будут преследовать нас!
На Волхове – сильный ветер. Одеваем юбки и как пробки прыгаем по волнам. Редко, когда волнение бывает попутным… Через час проходим под большим мостом и высаживаемся у деревни Кирилловка. Отсюда до Ксенофонтово километров 6-7. Прячем лодки на берегу под сенью берез. Да вряд ли кто их возьмет. Здесь это не принято, в отличие от больших городов типа Петрозаводска, где мотор снимают, как говорят, «за восемь минут».
Начинается пешая часть нашего похода. Я собираю рюкзачок, куда кладу фотоаппарат и непромоканец: тучи снова застилают небо. Еще раз жалею, что компаса нет. Но в руках километровка – авось не пропадем…
Выйдя огородом на главную сельскую дорогу, замечаем камень, на котором начертано:

Здесь была деревня
ЛОЖИТОВО
1869-1841
Деревня уничтожена
немецко-фашистскими
захватчиками

Вероятно, уже после войны, когда это трагическое место стало застраиваться, люди не стали возвращаться к прежнему названию. А жаль – Ложитово более самобытное и запоминающееся название. Впрочем, этот топоним сохранился в т.н. «Ложитовской канаве», которую мы пересекли, за деревней. Далее, не доходя до Пахотной Горки, мы увидели отворотку налево. Перед нами открылась «Аракчеевка» - идеальное пустынное шоссе, похожее на взлетную полосу. Дорога тянется на ЮВ, как и показано на карте. Отлично! 1,5 км у нас в кармане, дальше – посмотрим…
Сначала мы идем вдоль леса, затем слева появляются в глаза строения бетонного завода, напоминающие декорации к фильму «Сталкер». У ворот - несколько злобных псов. Похоже, что они не на привязи... Вооружаемся камнями. Недавно, на пути к доту Матросова в Псковской области я уже имел дело со стаей собак. Теперь близко этих особей подпускать к себе не намерен…
Вскоре асфальт заканчивается, но дальше на ЮВ ведет проселочная дорога. Дойдем или нет? Пока шансы неплохие. Дорога сухая. Будем ломиться даже, если дорога исчезет. Неужели мы два дня блуждали по Новгородской области, чтобы отступить, когда до Ксенофонтово рукой подать?
Появляются крупные лужи – следы вчерашнего дождя. Как назло активизировался гнус… Снова грязь, обходим лесом. Внезапно замечаю, отпечатавшийся на земле крупный след от когтистой лапы, шириной в 15 сантиметров. Медведь!
- Да, на собаку не похоже, - Сергей внимательно разглядывая след. Он, кстати, свежий; зверь прошел недавно. Но что медведь забыл здесь? Брел по тропе в Ксенофонтово?.. Оглядываемся вокруг, прислушиваемся к лесу. Тишина… Только ветерок треплет верхушки берез.
Дорога постепенно перешла в труднопроходимую тропу. Идем по ней уже минут 20, а никакого намека на Робейку. Но ведь мы не можем миновать реку – идем четко на ЮВ.
- Хутор, что ли? – Сергей явно что-то узрел. Он указывает на небольшое поле, которое открылось на месте леса. На нем – кусты сирени… Действительно, поле какое-то облагороженное. Значит Ксенофотово где-то поблизости!
Неожиданно замечаю торчащий из-за густых кустов угол поржавевшей ограды. Дошли! Это – то самое кладбище, о котором говорил рыбак. Кладбище явно полузаброшенное: кресты – деревянные и железные - покосились, ограда кое-где рухнула. Впрочем, захоронений здесь сохранилось немного – не более семи. Почти все они относятся к 30-м годам прошлого века. Самое позднее из них датируется 1980-м годом, и оно – единственное, за которым ухаживают…
Но где же Робейка? Мы прошел еще шагов десять по тропе и из зарослей выглянула дикая притихшая Робейка с черной болотной водой. Мы бы здесь не прошли на байдарках: у Ксеофонтово река сузилась чуть ли не до метра… Через речку когда-то был перекинут мост, но теперь от него остались лишь полусгнившие опоры, торчащие из реки. Интересно, куда вела эта дорога?.. Раскрываю карту: оказывается она вела к удаленному селению Волынь, расположенному на Вишере. Было бы интересно пройти лесом от Ксенофонтово до Волыни… Но когда? Мы на Робейку-то еле выкроили время…
Снова возвращаемся к кладбищу. А что же церковь? Должны же быть от нее какие-нибудь следы? И где собственно могила преп. Ксенофонта?
Пока я фотографировал захоронения, Сергей куда-то пропал. «Нашел!» – вдруг раздался его голос откуда-то из-за деревьев. – «Что нашел?». – «Могилу твоего святого!».
Я ускорил шаг по тропе, ведущей между могильными оградами. Действительно, Серега набрел на могилу Ксенофонта, сооруженную, вероятно, на месте утраченного храма, где под спудом и покоился преподобный. Передо мной стояла железная оградка, в центре которой был воздвигнут высокий деревянный крест, убранный полотенцами. На кресте красовались несколько маленьких иконок – Иисуса, Богородицы и самого Ксенофонта… Я перевел дух. Теперь наш поход по пути Ксенофонта Робейского завершлся. Идя по следам преподобного, мы все-таки добрались до бывшей Робейской обители, и хотя ее следы давно исчезли, могила Ксенофонта по-прежнему почитаема новгородцами. Я никогда не узнаю, кто навещает ее, кто следит за местом упокоения святого, но уже приятно осознавать, что само урочище и дорога к нему сохранились. И самое главное, что Ксенофонт не забыт, хотя он и был современником Александра Невского (Преподобный преставился за год до кончины благоверного князя). Впрочем, кто знает, может быть, пройдет время, придет срок - и явится на Робейку какой-нибудь отшельник, и возродится Ксенофонтов монастырь, как это было, например, со Рдейской пустынью. Надеюсь, что так и будет…
Начинает накрапывать дождь: пора возвращаться к Волхову… Еще раз всматриваюсь в иконку Ксенофонта, словно прощаясь с ним, разворачиваюсь и через пару шагов обо что-то спотыкаюсь. Наклоняюсь… У меня на ладони лежит красноватый сколотый кирпич. Это и есть частица храма, где стояла рака с телом преп. Ксенофонта и разрушенного, вероятно, в послереволюционные годы.
Обратно дорога всегда легче. Мы шли по «Аракчеевке» к нашим оставленным байдаркам под мелким дождем. На этот раз собаки почему-то не бросались на нас. То ли за своих признали, то ли нам теперь покровительствовал Ксенофонт, невидимо провожая нас от своей пустыни.
… Нам оставались еще сутки пути, за которые мы пройдем 50 км и высадимся близ станции Волхов мост. В итоге за 2 дня блужданий по Волхову, Левошне, Малой Вишере и Робейке мы прошли около 100 км. Правда, из них лишь 6 км пришлось на Робейку - ту самую реку, где я надеялся повторить чудесное плавание новгородского святого.

Спасибо! Интересно, как всегда:-) [сообщение #176878 является ответом на сообщение #176841] ср, 08 июля 2015 23:45 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
Eeyore
Нет текста сообщения

Рейтинг Eeyore - http://www.eeyore.aroundspb.ru
Re: По следам Ксенофонта Робейского (Новг. обл.) [сообщение #177992 является ответом на сообщение #176841] сб, 12 сентября 2015 01:01 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
dudukin

Если что, очень подробное описание Ксенофонтовой пустыни начала 20 века (с описанием полулегендарных руин старинных церквей - хотя к хронологии этого описания, как и к хронологии жития есть вопросы) приводится в Новгородских Епархиальных Ведомостях за 1902 г.

Отчет очень интересный, спасибо.
Re: По следам Ксенофонта Робейского (Новг. обл.) [сообщение #178040 является ответом на сообщение #176841] вт, 15 сентября 2015 00:20 Переход к предыдущему сообщения
YURICH
Да, знаком с этой публикацией.
В этих же "Новгородских Епархиальных Ведомостях" - только за 1899 г. - есть еще одно подробное описание Ксенофонтово священника Цветкова.
К Житию действительно много вопросов. Оно малоизучено, т.к. единственный список жития Ксенофонта был обнаружен сравнительно недавно в Новгородском Государственном музее.
Предыдущая тема: По Подпорожскому району ( Короткая пробежка с импровизациями и сюрпризами) с импровизацией
Следующая тема: Рождествено: пещеры
Переход к форуму:
  


Текущее время: вс мар #d 06:39:21 MSK 2020