ОКРЕСТНОСТИ ПЕТЕРБУРГАПутеводители Карты История Фотогалерея    Старая версия сайта
Начало » ГЛАВНЫЙ » Военно-исторический раздел » Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944
Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #69710] чт, 19 февраля 2009 12:06 Переход к следующему сообщения
alex71
В этом разделе предлагается поговорить о боях января 44 года в окрестностях Пушкина-Павловска.
Что знаю я.
1) Как такового штурма Пушкина-Павловска не было.
2) Бои шли западнее, наступал корпус Хазова, шедший на крайнем левом фланге удара 42-й армии, обеспечивая основной удар 30-го гвардейского корпуса Симоняка в полосе Киевского шоссе.
3) Штурм Александровской был. Как я помню, взяли ее в ночь на 16-е января.
4) Далее, штурмовые бои продолжились полосе Волхонское шоссе-Кузьминка-Баболовский парк от Слоновых ворот к Орловским воротам. В Александровском парке, в полосе вдоль шоссе сохранились следы мощных земляных укреплений немцев. Есть следы ближнего боя.
5) Скорее всего, наши штурмовые группы вышли к Екатериненскому дворцу по Подкапризной дороге.


Хотелось бы обсудить все эти пункты более подробно.
Может быть, у кого-нибудь имеются карты этих боев.
Очень интересен вопрос, где проходила левая граница нашего январского наступления, то есть, где проходил левый фланг корпуса Хазова. По моим данным, по Кузьменскому шоссе, он доходил, примерно, до нынешней овощебазы (Каплиста) и, очень возможно, до Академического проспекта (до нынешнего павильона Урицкого-городка общаг Аграрного университета). По крайней мере остов императорского павильона несет на себе следы очень плотного огня стрелкового оружия. Фасад расположен на юго-запад. Можно предположить, что у немцев там был ОП, откуда они фланкировали наступление Хазова, работая по его левому флангу. Наверняка, какие-либо наши части могли зайти в город до уровня Академического проспекта.
Очень интерестны подробности штурма Александровки.
В общем, бои на крайнем левом фланге январского наступления 42-й армии, освещены очень скудно. Давайте вместе исправим это положение.


Правду и только правду. Можно,даже горькую.
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #69742 является ответом на сообщение #69710] чт, 19 февраля 2009 19:47 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
alexsvar
Увы, до этой темы руки не доходили. Если что-нибудь найдете - пишите сюда, очень интересно.
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #69746 является ответом на сообщение #69742] чт, 19 февраля 2009 20:07 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
aig
Так в Павловске у центральной аллеи ДОТ или не ДОТ?

C ув. AIG
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #69759 является ответом на сообщение #69710] чт, 19 февраля 2009 22:46 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
alex71
Вот нашел кое-что у Лукницкого.
Кроме того, узнал, что корпус Хазова был 110-м по номеру. В него входила и 85 дивизия.

Ночь на 26 января. 2 часа 30 минут
Взят Пушкин!
В 10 часов 30 минут утра с корреспондентом "Правды" Н. И. Вороновым,
взявшим кроме меня в свою "эмку" спецкора газеты 13-й воздушной армии Сожина
и фоторепортера, выезжаю в Пушкин.
Пулковское шоссе. Надолбы, укрепления, сети камуфляжа вдоль шоссе, уже
порванные, ненужные. Огневые позиции. Пушки увезены вперед. Дворец Советов,
издали видны десять огромных дыр от снарядов. Застава на новом месте,
километрах в пяти от города. Вокруг видны изрытые поля. Снежный покров почти
стаял. Впереди -- зубцы остатков Пулковской обсерватории на облысевшей,
голой горе. Под горой уцелел, хоть и изувечен, только портик, превращенный в
блиндаж.
Изрытая Пулковская гора похожа на гигантские, покинутые сейчас соты:
землянки, огромные блиндажи, траншеи, зигзаги ходов сообщения. Ни следа
аллей, дорог, редкие огрызки мертвых деревьев. Руины домов на гребне словно
тысячелетние: иззубренные куски стен, причудливые нагромождения кирпичной
кладки.
Сразу за Пулковской горой -- надолбы, рвы, траншеи, витки спирали
Бруно, нагромождения изорванной колючей проволоки. Широко открывается даль
-- равнина, опустошенная, мертвая. Это недавний немецкий передний край. На
несколько километров в глубину вражеской обороны поле распахано нашей
артподготовкой первого дня наступления: сплошь воронки и между ними --
черные комья выброшенной земли. В этой дикой "вспашке" поле -- до горизонта.
Кое-где разбитые немецкие пушки, танки, ручное оружие. Все исковеркано.
Так до Рехколова. Дальше устрашающий потусторонний пейзаж кончается.
Уже нет впечатления, что по равнине прошелся исполинский плуг. Поле белеет,
но все еще словно в конвульсиях, в ряби прошедшего по нему боя: те же
воронки, те же комья, однако не сплошь, а перемежаясь со снежным покровом,
являющим взору немецкие рвы и траншеи, дзоты, землянки и блиндажи. В них
сейчас много немцев, но ни одного живого: земля еще не приняла эти
оледеневшие трупы гитлеровцев.
От Рехколова к Александровке -- много оборонительных сооружений,
огневые позиции на буграх, разбитые немецкие танки, искореженные пулеметы и
минометы.
Движение по дорогам сегодня уже не густое.
Справа вдали чернеет Воронья гора, впереди виднеется туманная стена
парков Пушкина. День пасмурен.
Въезжаем в Александровку, разбитую и разоренную. За эту неделю она
дважды переходила из рук в руки. Остатки деревьев торчат из причудливых
нагромождений железа. Позади немногих уцелевших домов чернеет "городок"
немецких землянок и блиндажей.
Броневые щитки вдоль дороги -- бывшие огневые точки. Взорванный мостик.
Волокуши. Грузовики со всяческими трофеями.
Сразу за мостиком и уже до самого Пушкина на дороге, вдоль нее и по
всему полю -- бесчисленные трупы гитлеровцев, в позах, в каких их застала
смерть; в куртках, плащах, валенках и сапогах, выбеленных касках. Кровь на
снегу, кровь на дороге. От некоторых, вмурованных гусеницами в снежное
полотно дороги, остались только расплывчатые плоские изображения.
Трупы наших воинов везде уже убраны...
Машина с трудом пробирается по бревнам, которыми саперы перекрыли
взорванные мосты.



25 января 1944 г., сразу после освобождения города Пушкина, у Орловских
ворот, я сфотографировал это немецкое объявление.

Левее дороги снова броневые щитки с отверстиями для автоматов. Далеко в
поле -- несколько разбитых немецких орудий. Впереди, справа, -- разбитый
аэродром, металлические скелеты -- остовы ангаров. Их осматривает группа
наших летчиков.
Слева надвинулись на нас деревья парка. При въезде в Пушкин на
воткнутом в землю шесте крашенный белой краской щит, на нем черными буквами
объявление:
ВНИМАНИЕ! ЗАПРЕТНАЯ ЗОНА

ТОТ, КТО ПЕРЕЙДЕТ ЭТУ ЛИНИЮ ПО НАПРАВЛЕНИЮ ЛЕНИНГРАДА, БУДЕ ИАССТРЕЛЯ

БЕЗ ОКЛИКА".
Под чертой написано то же мелкими буквами по-немецки. А левее надписи
-- череп с костями. Фотографирую.
Искромсанный рваным металлом парк. Черный снег, усыпанный ветками
деревьев. Зияющие казармы авиагородка.
Пушкин!.. Город русской поэзии!
От побитых стальными осколками и пулями Орловских ворот берем вправо,
минуем уцелевшие Руины,


мчимся вдоль озера по аллее к воротам "Любезных сослуживцев", с
трепетом всматриваюсь в даль, сквозь чащу бурелома, в который превращен
парк. Оскалена ломаными стропилами потемневшая крыша Турецкой бани;
Чесменская колонна -- слава богу! -- цела.
Справа ряд домов -- одни полуразбиты, другие сожжены или разрушены до
основания.
Через озеро видны Камеронова галерея, Екатерининский дворец. Сердце
сжимается: что мы увидим, когда приблизимся вплотную к нему?
Противотанковые пушки стоят в аллее. Группа красноармейцев на волокушах
везет трофейное оружие, боеприпасы, немецкую амуницию.
Мы останавливаемся. Ведем накоротке разговор с бойцами и старшим
лейтенантом. Этот старший лейтенант, Николай Архипович Прохоров, худой,
длинный -- командир роты батальона укрепрайона. Батальон под командой майора
Мельникова вошел в Пушкин первым. Он был сформирован 4 июля 1941 года из
ополчения Куйбышевского района Ленинграда. Прохоров тоже ленинградец,
вступил в ополчение добровольно.
-- Два с половиной года воевали мы возле Пушкина!
В шесть часов тридцать минут утра 24 января штурмовая группа батальона
под командой старшего сержанта Иванова Александра Александровича первой
вошла в Пушкин. В составе группы кроме Иванова были старшина Петренко и
восемь бойцов.
-- Наши вели огонь из орудий и минометов, -- рассказывает Прохоров. --
Немцы -- автоматный и, слабо, минометный. Зная, что окружены, немцы стали
отходить между Павловским парком и дорогой Ленинград -- Пушкин...
Фотографирую группу, и мы едем дальше. В маскировочных белых куртках и
брюках идут автоматчики. Впереди рвется фугас, -- саперы машут красным
флажком. На перекрестке у Третьего озера останавливаемся. Дальше нельзя:
мост взорван, плотина взорвана, рыжая земля разъята на сотню метров вокруг.
Здесь скопилось несколько машин с другими корреспондентами. Увязая в
глине, шагаем вдоль канала, спешим к Екатерининскому дворцу, освещенному
пробившими тучи солнечными лучами. Еще не подойдя к нему, видим, что,
казавшийся из-за озера целым, дворец сохранил только остов. Синеет церковь,
но ее купола оголены, листы позолоты с них содраны, торчат стропила.
Арка к Лицею цела. Слева -- Кухня-руина. Со стороны парка выломаны
окна. Внутри разгром. Здесь гитлеровцами был устроен гараж. Валяются пустые
канистры, ошметки одежды, обрывки фашистских газет.
Парк сплошь завален сучьями, насыпанными обстрелом. Эрмитаж
просвечивает насквозь. Вековые деревья в прославленном парке спилены,
минированные завалы расположены вокруг Эрмитажа так, что можно понять
намерение гитлеровцев: они хотели устроить гигантский костер, в котором
запылал бы весь Эрмитаж. Пули наших автоматчиков помешали им сделать это.
Оливковые фигуры, украшавшие прекрасное здание, разбиты, оконные рамы
вырваны, здание словно побывало в когтях исполинского чудовища; стены его
исцарапаны, изорваны, изглоданы снарядами.
Вхожу внутрь, останавливаюсь: крыша пробита, подъемные механизмы
испорчены, оголены; валяются куски позолоты, обломки дворцовой мебели.
Запустение, грязь, но, кроме внутренней отделки, здание реставрировать
возможно.
Как в петергофской Александрии, так и здесь, в Екатерининском парке,
огромные лысины со множеством пней стали могильными памятниками широкошумным
дубравам. В создание этих парков свой творческий гений вложили известнейшие
художники, многие поколения трудолюбивых садовников холили и оберегали их. В
этих парках двести лет подряд гремела музыка, фейерверками и смехом
рассыпались веселые празднества. В сени этих лип, серебристых ив, могучих
дубов сосредоточенный, задумчивый Александр Пушкин слагал стихи... Ни одной
скульптуры, ни одной статуи! Даже ни одной узорчатой скамьи не увидел я
здесь сейчас. Только зеленые зловещие коробки мин торчат из-под тающего в
аллеях снега.
Выходим обратно и -- к Большому дворцу, под арку. Лицей сохранился, в
нем, очевидно, жили немцы. Стекла, однако, выбиты, внутри все разорено.
Направляемся к главному зданию.
Оконные проемы похожи на пустые глазницы, рамы поломаны или исчезли
совсем, под стенами наваль кирпичей. Внутри дворца -- хаос провалившихся,
пустых
11 П Лукницкий


зал, ободранные до кирпича стены. Все разбито! Видны кое-где только
поблескивающие куски золоченых фризов, раздробленные остатки медальонов,
орнамента, барельефов. Эти остатки усугубляют впечатление, производимое
разрушениями. Ни Янтарной комнаты, ни Большого зала, ни других прославленных
на весь мир залов. Куда девались янтарь, паркетные полы, сделанные из
амаранта, розового и черного дерева, мозаика, шелка старинных русских
мануфактур? Где великое множество находившихся здесь сокровищ? Уничтожены?
Или вывезены в Германию?
Знакомый с юности дворец предстает мне в прахе, в пепелище, в
удручающем разорении.
Мы идем дальше. В залах, примыкающих к Зубовскому флигелю, -- вонь и
смрад, в них гитлеровцы устроили себе казарму. Окна прикрыты неокоренными
бревнами, напиленными из тех же парковых вековых деревьев. Снаружи к флигелю
примыкают блиндажи...
Мы выходим из дворца молчаливые, удрученные.
Длинный флигель Циркумференции завален навозом, двери из комнат в
коридор вырваны, в каждой из комнат -- стойло для лошадей. Это сюда
указывала стрелка у Третьего пруда, на которой написано по-испански:
"Caballos alpaso"[1], намалевано изображение лошади. Бродяги из испанской
эсэсовской "голубой дивизии" устроили здесь конюшни!
Череп и скрещенные кости на камне под кружевными воротами, у въезда на
Дворцовый плац со стороны Зубовского флигеля. Это, по-видимому, "памятник"
лошади какого-нибудь из именитых испанских фашистов. А рядом -- шест с
объявлением по-немецки: "Место свалки". Среди лома, тряпья, мусора --
выброшенный на снег беломраморный, лежащий навзничь, амур.
Спиной к окну первого этажа в Зубовском флигеле -- мраморная Венера. Ее
оплетает зеленый шнур. Он тянется дальше, в подвал. В подвале -- огромная
авиабомба. Под сводами Камероновой галереи -- две другие 250-килограммовые
бомбы, соединенные тем же шнуром. Арки под галереей заделаны блиндажными
перекрытиями. Шнур тянется дальше, в парк, под снегом до самого Грота. Здесь
часовой механизм адской машины должен был
"Лошадям не задерживаться" ("Лошадей не ставить").


включить ток. Не успел! Наши солдаты только что, перед моим появлением
здесь, проследив направление шнура, извлекли его из-под снега у лестницы
Камероновой галереи, перерезали, предупредили чудовищный взрыв. Я
сфотографировал флажок, поставленный на месте, где разъединен шнур. И
другой, черный гитлеровский флажок, с надписью: "Sammelplatz Moller"[1].
Камеронова галерея осталась цела, хоть в ней нет ни бронзового бюста
Ломоносова, ни других фигур. К лестнице сбоку привалены груды ящиков с
боеприпасами, такие же груды -- в Гроте.
Обойдя Большой дворец, поглядев на голое место у Лицея, где был
памятник Пушкину, мы возвращаемся к нашей машине.
У машины немногословно совещаемся: куда ехать теперь? В Павловск!
Павловский дворец горит!
... И по милой с юности сердцу, заветной дороге выезжаем из Пушкина в
Павловск. Мы не узнаем ее: все то же разорение, что и везде! Изрублены на
топливо, растасканы на блиндажи, взорваны дома. Посечены немецкими топорами
кедры, лиственницы, горные сосны в парке. Спилены, подорваны аллеи лип. Весь
Советский бульвар минирован. Гитлеровцы не успели убрать остерегающие
надписи: там и здесь, среди опутавшей бульвар колючей проволоки, читаем
немецкие и испанские обозначения: "Minen!", "Atention, minas!"[2]. На одном
из уцелевших каменных домов на Слуцком шоссе черными буквами размашисто
намалевано: "Villa Asturies".
Здесь происходили оргии фашистских молодчиков господина Франко, который
напрасно старается уверить цивилизованный мир в том, что Испания не имеет
никакого отношения к Восточному фронту.
Машина тяжело пробирается в разрыхленном, мокром снегу. Сейчас мы
увидим прекрасный дворец, созданный творческим гением стольких знаменитых
архитекторов: Камерона, Бренна, Кваренги, Росси, и Тома де

[1] "Сборный пункт Меллера". [2] "Мины!", "Внимание, мины!"



Томона, и Воронихина, и Козловского, и Гонзаго. Мы волнуемся: что
сталось с пышным и романтическим Павловским дворцом после гитлеровского
нашествия?
Вот станция Павловск II. Деревянный вокзал разбит, мост перед ним
взорван, у моста -- желтый с черными буквами указатель, надписи на немецком
и русском языках: на одной стороне -- "Пушкин", на другой -- "Петергоф".
Возле указателя вместо рогатки, преграждавшей дорогу к мосту, -- груда
железных кроватей. Здесь, конечно, стоял гитлеровский часовой, требуя у
русских, направлявшихся в Павловск, пропуска. Железнодорожных путей и шпал у
вокзала нет, они сняты и увезены гитлеровцами.
Над изувеченными деревьями парка стелется туча дыма. И шофер вдруг
резко останавливает машину, сквозь ветви, с пригорка, мы видим дворец. Он
горит! Чудовищное злодеяние происходит на наших глазах.
Сжимая противотанковое ружье, на дороге стоит красноармеец, смотрит на
дворец, и губы простого русского парня дрожат.
Мы только что видели авиабомбы, заложенные фашистами под своды
Камероновой галереи. Три подошедших к нам красноармейца рассказывают: группа
саперов вынула адские сюрпризы и из подвалов Павловского дворца, но
гитлеровцы замуровали другие подрывные механизмы в стены, и вот...
Подожженный немцами, отступившими из Павловска несколько часов назад,
дворец горит! Пламя бьет из окон Итальянского и Греческого залов. Черный дым
заволакивает колонны. Глухие взрывы внутри дворца выбрасывают ввысь сквозь
разъятую крышу, над которой колоннада уже занялась огнем, тяжелые снопы
зловещих искр.
На это невозможно смотреть!
Шофер рывком спускает машину к мосту перед дворцом, но... моста нет. Он
разнесен силой исполинского взрыва -- огромная яма, как от бомбы весом в
тонну, преграждает машине путь. Только извитые перила валяются в чистых
водах речки, огибающей холм, на котором стоит дворец. Черен снег на сотни
метров перед дворцом.
Оставив машину, мы перебираемся через речку, карабкаемся по рыжей земле
завала, перепрыгиваем через обрубки ветвей вековых деревьев, рассыпанные на
этом черном снегу; почти бегом приближаемся к дворцу.



Подожженный отступавшими гитлеровцами, Павловский дворец горит!
25 января 1944 г.


Слышим свист бурлящего пламени, видим, как рушатся, обугливаясь,
неповторимые фрески работы Гонзаго. Оттаскиваем подальше от огня мраморную
скульптуру, вышвырнутую немцами из дворца. Она лежит в груде мусора, среди
кофейных мельниц, мышеловок, плевательниц, всякого отребья, оставшегося
после немецких солдат, которые жили здесь, устроив себе нары из золоченых
багетов и рам...
Что можно сделать, чтобы спасти дворец? Беспомощно оглядываясь, ища
людей, мы замечаем какого-то офицера. Он говорит нам:
-- О пожаре сообщено в Ленинград, и сюда уже мчатся автомобили пожарных
команд, вот-вот будут здесь!
Я тщательно фотографирую этот пожар.
Бой еще идет неподалеку от Павловска, наши воины бьют гитлеровцев с
вдохновением ненависти, которой предела нет. Но Павловский дворец,
драгоценный памятник русского зодчества, на наших глазах горит!
Я слышу чей-то негромкий, негодующий голос:
325



-- Гляди, русский человек! Гляди! Можно ли забыть это?..
... Мы возвращаемся к нашей машине. Молчаливые, едем обратно в Пушкин.
Насмотревшись на пепелища, на разрушенный вокзал с выжженным деревянным
перроном, убедившись, что город уничтожен больше чем наполовину, мы, не
встретив ни одного местного жителя, устремляемся в обратный путь -- в
Ленинград.
Я раздумываю о том предвоенном месяце в 1941 году, который я провел в
Доме творчества писателей, в доме Алексея Николаевича Толстого, где раньше,
бывало, встречался и с самим его хозяином. Как был тих, спокоен, великолепен
город Пушкин тогда! От сожженного дома Толстого остались только искореженные
листы кровельного железа да обрушенные печные трубы.
А десятки тысяч жителей города? Где они?
Надпись химическим карандашом на выломанной двери одного из разрушенных
домов в Тайцах: "Здравствуйте, дорогие друзья! Здесь жили девушки,
подневольные немецких бандитов, забранные насильно. Очень хотелось остаться
здесь, но нас угоняют под винтовкой, как стадо баранов. Просьба сообщить в
Ленинград, Литовская улица, дом 56, кв. 556. Костина Ал. Николаевна... Да
здравствует русская победоносная Армия!.. "
Подобных надписей в темных закоулках подвалов, на стенах, на дверях
найдено много.
Освобождение Гатчины
Ночь на 26 января


Правду и только правду. Можно,даже горькую.
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #69760 является ответом на сообщение #69746] чт, 19 февраля 2009 22:48 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
alexsvar
Не знаю ни первого ни второго.
давайте Вы попробуете по-другому [сообщение #69761 является ответом на сообщение #69759] чт, 19 февраля 2009 22:52 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
alexsvar
не надо сюда выкладывать такие огромные фрагменты Лукницкого, интересующиеся его давно нашли, а я, несколько лет назад как раз сканировал его трехтомник, чтоб он оказался в Инете

Выкладывайте сюда саму суть, Ваши соображения по прочитанному.
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #69784 является ответом на сообщение #69746] пт, 20 февраля 2009 12:09 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
Cyber
По Павловску плохо представляю, а по Александровской могу рассказать про несколько ДОТов (или чего-то подобного). Если идти по железке в сторону Питера, то будет пересечение с шоссе. Надо пройти еще дальше. Там по обе стороны ж/д будут 2 немецких ДОТа. Один абсолютно целый, другой полностью разрушен. А если дальше двигаться к Питеру, то будет еще 1 шоссе, за которым слева тоже какой-то полуразрушенный объект.

Quod non licet Homo, licet Cyber!
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #69816 является ответом на сообщение #69784] пт, 20 февраля 2009 19:01 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
gribnik
В Павловском парке есть один тобрук – на северо-восточной окраине (см. карту).
  • Вложение: Карта-01.jpg
    (Размер: 113.68KB, Загружено 982 раза)
  • Вложение: Тобрук-01.jpg
    (Размер: 123.99KB, Загружено 878 раз)
  • Вложение: Тобрук-02.jpg
    (Размер: 103.80KB, Загружено 889 раз)
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #69827 является ответом на сообщение #69760] пт, 20 февраля 2009 21:08 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
aig
AlexSvar писал(а) 19 февраля 2009 22:48

Не знаю ни первого ни второго.





C ув. AIG
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #69829 является ответом на сообщение #69827] пт, 20 февраля 2009 21:20 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
alexsvar
Мне это не кажется немецким дотом. Уж очень тщательно, с излишествами, отлит вход.
Мемории об Александровском шоссе [сообщение #69898 является ответом на сообщение #69759] вс, 22 февраля 2009 00:49 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
Goss
Судя по всему они из Пулкова в Пушкин ехали по Александровскому шоссе. Помню где то в самом начале 1970-х я гулял там с отцом (я в то время жил в Пулково) и показывал ему неразорвавшиеся ржавые снаряды, которые валялись в кюветах вдоль шоссе, залитые водой (я их находил раньше, когда шлялся там один или с друзьями). Отец волновался и говорил что надо бы вызвать сапёров, но так потом и не вызвал, поскольку городского телефона у нас в те времена не было. Да, "рыбное" было место.

Goss
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #199342 является ответом на сообщение #69710] ср, 24 июля 2019 15:35 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
wehrwolf
Интересно, а что там было раньше в парке?

находится здесь:

http://warfly.ru/?lat=59.719023&lon=30.413933&z=12
Сейчас просто парк.
  • Вложение: 12122.JPG
    (Размер: 134.80KB, Загружено 377 раз)
  • Вложение: 212121.JPG
    (Размер: 248.69KB, Загружено 367 раз)


"- Ты чо с ашипками пишиш ?
- Я праиктирую сомалеты мине некада рускей изык учит"

[Обновления: ср, 24 июля 2019 15:36]

Известить модератора

Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #199345 является ответом на сообщение #199342] ср, 24 июля 2019 18:14 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
LionelRK
насколько я понимаю снимки августа 41го , там судя по всему площадка под армейский полевой лагерь ещё с царских времён , белые квадратики - палатки , рядом конюшни , ипподром
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #199352 является ответом на сообщение #199345] чт, 25 июля 2019 01:12 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
ss-20
Без подписей на аэрофотоснимках нет большого смысла обсуждать год)
А по прорыву - вот положение 18-й армии на вечер 15-го января, основной удар наших войск по 170-й пд. И она, к счастью, дрогнула)





[Обновления: чт, 25 июля 2019 01:43]

Известить модератора

Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #199353 является ответом на сообщение #199345] чт, 25 июля 2019 10:29 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
alexsvar
LionelRK писал(а) ср, 24 июля 2019 18:14
насколько я понимаю снимки августа 41го , там судя по всему площадка под армейский полевой лагерь ещё с царских времён , белые квадратики - палатки , рядом конюшни , ипподром


Согласен, что лагерь. Возможно еще с дореволюционных времен.
Но, судя по самолетикам на поле и находящемуся рядом аэродрому - возможно это было что-то учебное, может быть даже для молодежи.
Постройки были легкие, во время войны от них ничего не осталось:
  • Вложение: Снимок.JPG
    (Размер: 200.75KB, Загружено 304 раза)
Re: Пушкин, Александровская и Павловск в январе 1944 [сообщение #199356 является ответом на сообщение #199352] чт, 25 июля 2019 17:10 Переход к предыдущему сообщения
LionelRK
это серия АФС известная , немцы 19 августа отсняли все аэродромы Ленинграда и окрестностей , эти листы есть в полный размер с датировкой
Предыдущая тема: Финские корабли на Ладоге.
Следующая тема: 2 МИГ-21 на островке в Финском заливе
Переход к форуму:
  


Текущее время: пт сен #d 01:58:00 MSK 2019