ОКРЕСТНОСТИ ПЕТЕРБУРГАПутеводители Карты История Фотогалерея    Старая версия сайта
Начало » ГЛАВНЫЙ » Фортификация » ОТДЕЛ ВОЕННОЙ ГЕОЛОГИИ ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА
ОТДЕЛ ВОЕННОЙ ГЕОЛОГИИ ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА [сообщение #158082] пт, 27 сентября 2013 11:26
alexsvar
(из журнала Разведка и охрана недр. №5/2005)

ОТДЕЛ ВОЕННОЙ ГЕОЛОГИИ ЛЕНИНГРАДСКОГО ФРОНТА

Яцкевич З.В., Саломон А.П., Юфа Б.Я.
Роль геологов в строительстве оборонительных рубежей в период героической обороны Ленинграда



Оборона Ленинграда началась еще задолго до того, как 8 сен-
тября 1941 г. немецкие войска замкнули кольцо окружения,
и началась беспримерная 900-дневная блокада города.
Сотни тысяч горожан вместе с инженерными частями
фронта строили оборонительные линии на дальних и ближ-
них подступах к Ленинграду, а также в самом городе. Геологи
участвовали в сооружении Лужского, Петергофско-Колпин-
ского, Автово-Рыбацкого оборонительных рубежей, а также
огневых точек, баррикад, противотанковых заграждений в
черте города.
Основная часть военнообязанных геологов была мобили-
зована в армию и направлена в войска Ленинградского фрон-
та. Только из Ленинградского геологического управления
(ныне ПГО «Севзапгеология») в первый период войны были
призваны 242 человека. В народное ополчение вступили 146
человек.
Особую страницу истории занимает профессиональная де-
ятельность геологов при обороне Ленинграда, хотя об этом
мало известно. В литературе о Ленинградском фронте и во-
енных годах Ленинграда геологам посвящено лишь несколь-
ко отрывочных упоминаний. Вероятно, на общем фоне ге-
роических усилий многих сотен тысяч людей, страдавших от
голода и холода, усилия нескольких десятков геологов не ка-
зались столь значительными, а их труд и вклад в оборону го-
рода представлялся как нечто само собой разумеющееся. Для
военного руководства это была лишь небольшая вспомога-
тельная группа. Однако по прошествии длительного време-
ни события и дела людей предстают в ином свете, ярче вы-
ступают их героическая роль и значение.
Блокированный Ленинград представлял собою осажден-
ную крепость с гарнизоном и населением в 2,5 млн. человек.
Это привело к недостатку продуктов питания, повышенной
потребности в питьевой воде, неизбежности использования
для фортификации и других целей только местного мине-
рального сырья, недостатку топлива и т.п. Названные усло-
вия определили конкретные задачи геологического, гидро-
геологического, инженерно-геологического и геофизическо-
го обеспечения действующих войск и города-фронта.
13 июля 1941 г. при Управлении строительства оборони-
тельных рубежей был создан Отдел военной геологии (ОВГ),
который возглавил директор ВСЕГЕИ Н.А. Быховер. Отдел
был укомплектован сотрудниками ВСЕГЕИ, треста «Спец-
гео», Ленгеолуправления с привлечением специалистов из
ЛенГИДЭПа, Мелиоводтреста и др. После эвакуации в 1941 г.
из Ленинграда ВСЕГЕИ и других геологических организа-
ций в блокированном городе осталось только Ленинградское
геологическое управление, в которое и был передан ОВГ, не-
посредственно подчинявшийся начальнику штаба инженер-
ных войск фронта полковнику Б.В. Бычевскому. Руководст-
во ОВГ было возложено на начальника Ленгеолуправления
М.Ф. Пожидаева, а штаты заполнены специалистами управ-
ления. В ОВГ были созданы шесть полевых военно-геоло-
гических отрядов (ВГО) и геофизическая бригада. ВГО воз-
главляли А.И. Болотина, А.Г. Зиновьев, Н.И. Кузнецова,
А.М. Царев, А.Ф. Кудрев, С.А. Архангельская. В их составе
были геологи М.С. Либецкая, А.А. Миндалина, А.П. Рим-
мель, П.П. Фарофонтьев, Р.А. Дмитриев, инженер-буровик
Г.Н. Семенов, бурмастер Е.С. Семенова и др. Буровой ВГО
решал задачу доразведки резервных запасов подземных вод
на случай аварийной обстановки, остальные отряды были
приданы армиям фронта. Геофизическая бригада работала
на всей территории расположения фронта.
Работы по доразведке резервных запасов подземных вод
развернулись в июле 1941 г. под общим руководством проф.
Н.Ф. Погребова (ВСЕГЕИ). Старшим гидрогеологом ОВГ по
поискам артезианских вод был назначен Б.Н. Архангель-
ский. Эти работы, начатые заблаговременно, сыграли исклю-
чительно важную роль, когда в результате бомбежек и обст-
релов сначала нарушалась, а зимой 1942 г. почти полностью
прекратилась работа городского водопровода.
Эксплуатационные скважины на воду глубиной 200 м и
более были пробурены на территориях хлебозаводов, промы-
шленных предприятий, госпиталей и больниц. С их помощью
была обеспечена бесперебойная работа важнейших производ-
ственных объектов. Всего было пробурено и оборудовано 22
и восстановлено 11 скважин. Некоторые из них фонтаниро-
вали. По предположению Б.Н. Архангельского, артезианские
солоноватые хлоридные натриевые воды из песчаников верх-
него протерозоя стали использоваться в хлебопечении.
В какой-то мере это сократило расход поваренной соли.
Буровой ВГО возглавлял инженер М.И. Зиновьев; рабо-
ты выполнялись инженерами Е.С. Бубновым, В.С. Буре,
П.П. Станиславским, М.В. Романовым, гидрогеологом
Г.В. Пашиным и др. Документировали скважины техник
А.А. Жигалова и др. С передачей ОВГ в Ленгеолуправлении
организацией буровых работ стал ведать главный инженер
управления и ОВГ И.Я. Серебрин.
В начальный период деятельности ОВГ активное участие
в доразведке подземных вод приняла геофизическая брига-
да в составе А.С. Семенова, Е.Ю. Фукс, В.Д. Жерносекова и
др. При решении этой задачи эффективно использовались
электроразведочные методы.
Очень важная работа была выполнена буровым ВГО на
«Дороге жизни». У маяка Осиновец на берегу Ладожского
озера под руководством Ф.И. Иванова были осуществлены
инженерно-геологические изыскания под строительство
пирсов и причалов для барж и мелких судов, доставлявших в
Ленинград продовольствие и другие грузы.
Перед ВГО, приданными армиям фронта, стояли весьма
разнообразные и порой сложные задачи, выполнение кото-
рых было сопряжено со значительными трудностями. Дей-
ствующие водопункты не могли удовлетворить потребности
войск в воде. Для изыскания дополнительных источников
водоснабжения оценивалось техническое и санитарное со-
стояние всех учтенных водопунктов, производились проб-
ные откачки, чистка скважин и колодцев, ремонт насосного
оборудования и колодезных срубов, углубление колодцев,
каптаж источников. Там, где это было необходимо, бурились
скважины, сооружались колодцы. Изучались пригодность
для питья воды озер, речек и ручьев.
Другая задача состояла в обеспечении водой ДОТов и
ДЗОТов. Вода изыскивалась на ближайшем от них расстоя-
нии с учетом скрытности подходов. Выявленные водопунк-
ты оборудовались небольшими колодезными срубами или
скважинами с ручными насосами.
В условиях лесисто-болотистой местности ходы сообще-
ний и траншей, а также землянка на переднем крае обороны
нередко затапливались поверхностными и грунтовыми во-
дами. Для борьбы с этим по указанию работников ВГО про-
кладывались дренажные канавы, выкапывались водосбор-
ные колодцы. В некоторых сложных случаях приходилось не
углублять ходы сообщений ниже уровня грунтовых вод,
а наращивать высоту брустверов и т.п. Для строительства ук-
реплений, дорог и других сооружений военного назначения
сотрудникам ВГО поручалось также изыскание глин, песков
и других видов строительных материалов в тыловых районах
войск.
Работы на переднем крае обороны нередко приходилось
выполнять на виду у противника. Появление в таком месте
гражданских лиц неизменно привлекало пристальное вни-
мание врага. Все земляные работы и бурение проводились,
как правило, ночью, с соблюдением необходимых мер пре-
досторожности, прежде всего, тишины.
Наиболее сложным и трудным было составление карт про-
ходимости. Такие работы связаны с выполнением длитель-
ных маршрутов по бездорожью (леса, болота, пересеченная
местность), причем в течение дня маршрут пересекал райо-
ны расположения нескольких военных частей, что вызыва-
ло многократные задержки для проверки документов и вы-
яснения личности. И немудрено — у каждого солдата вызы-
вали подозрение бредущие через силу, без дорог, с картами в
руках гражданские лица.
Особую задачу представляло составление обзорных карт
проходимости для танков и другой военной техники, карт во-
допунктов и месторождений глин, песка, гравия, карт пер-
спектив водоснабжения и перспектив изыскания строитель-
ных материалов. Эти карты составлялись как на территории
расположения войск Ленинградского фронта в обороне, так
и на занятые противником, и сыграли существенную роль
при планировании прорыва и ликвидации блокады, а также
при наступательных операциях по освобождению Ленин-
градской области и Прибалтийских республик. Для состав-
ления карт использовались гидрогеологические сводки и
кадастры, различные карты четвертичных отложений и гео-
морфологические карты, хранившиеся в геологических фон-
дах и составленные в военное время, а также материалы, по-
лученные при работе военно-геологических отрядов.
Обзорная карта проходимости была составлена З.В. Яц-
кевич с участием Г.Т. Макеенко и А.А. Миндлиной. В ней
учитывались несущая способность грунтов, которая непо-
средственно связана с генетическим типом четвертичных от-
ложений, ожидаемая нагрузка от тяжелых танков, площади
с хорошей и плохой проходимостью, а также непроходимые.
Было выяснено, что зимой по мере промерзания грунтов
проходимость всех без исключения участков значительно
улучшается.
Гидрогеологическими и инженерно-геологическими ра-
ботами руководили Б.Н. Архангельский и (с весны 1942 г.)
З.В. Яцкевич. ВГО возглавляли С.А. Архангельская, А.И. Бо-
лотина, А.Ф. Кудрев, Н.И. Кузнецова, А.И. Царев и др. В
работе принимали участие геологи Р.А. Дмитриев, М.С. Ла-
бецкая, А.А. Миндлина, А.П. Риммель и др., буровые масте-
ра Б.С. Буре, Е.С. Семенова и др.
Деятельность геофизической бригады проходила под ру-
ководством А.С. Семенова. Кроме поисков подземных вод
перед геофизиками была поставлена задача разработать ме-
таллоискатели для обнаружения затонувших судов. А.А. Ло-
гачев и Б.А. Поклад разрабатывали геофизическую магнит-
ную аппаратуру, а А.С. Семенов, Д.Н. Пинегин, О.К. Влади-
миров — электрическую. Последняя была успешно испыта-
на при обнаружении крейсера «Олег», затопленного в Фин-
ском заливе, а летом 1942 г. использовалась на Ладожском
озере при поисках затонувших немецких судов и наших
транспортов с продовольствием. В работах участвовали
А.С. Семенов, Б.А. Поклад, Г.Р. Гольбек, А.А. Поклад, под-
ростки Л. Ковалевский и В. Халупа.
В Ленинграде из районов падения неразорвавшихся бомб
и снарядов население немедленно эвакуировалось, движе-
ние пешеходов и транспорта прекращалось. Это создавало
значительные неудобства в жизни города. Многие бомбы
имели взрыватели замедленного действия, рассчитанные на
время от нескольких часов до нескольких дней. Совершен-
но ясно, какое значение имели быстрейшее обнаружение и
обезвреживание смертоносных объектов. Эту проблему без-
успешно пытались решить различные организации. Чрезвы-
чайно простое и надежное устройство предложили А.С. Се-
менов и О.К. Владимиров. За одну ночь они совместно с
М.М. Соколовым, Д.Н. Пинегиным, А.К. Липпом и С.Я. Ли-
огеньким изготовили прибор и на следующий день испыта-
ли, обнаружив на Съездовской линии Васильевского остро-
ва на глубине 7 м стабилизатор, а на 10,5 м саму полутора-
тонную бомбу. Поиски неразорвавшихся авиабомб стали еще
одним направлением работ геофизиков.
А.С. Семенов, О.К. Владимиров и С.Я. Лиогенький вна-
чале выезжали на места поражения на автомашинах, а позд-
нее возили прибор на саночках. В 1942 г. в работу по поиску
неразорвавшихся бомб и снарядов крупного калибра вклю-
чились А.А. Поклад, Б.Я. Юфа, Е.И. Вешенская, подростки
Л. Ковалевский, В. Халупа, М. Бутвинник. Работа эта, осо-
бенно в первый период, была крайне опасна, но к счастью
обошлась без жертв. Однажды наступившая темнота и край-
няя усталость заставили бригаду под руководством А.С. Се-
менова прекратить работу, обследовав очаг поражения до
глубины 7 м. Бомба, ушедшая глубже, взорвалась через 15 мин
после ухода геофизиков и полностью уничтожила много-
этажный дом. Прибор Семенова — Владимирова надежно
работал в действующей армии при поисках мин замедлен-
ного действия, оставленных противником при отступлении.
Одновременно группой А.С. Семенова при участии
Г.Р. Гольбека проводилась большая работа для минно-торпед-
ного отдела Краснознаменного Балтийского флота (КБФ).
Она состояла в теоретической оценке магнитных и электри-
ческих полей для проектирования и изготовления тралов, под-
рывателей гальванических мин и т.п. В 1942 г. та же группа
совместно с Б.Я. Юфа и А.А. Покладом участвовала в разра-
ботке и испытаниях на судах Ладожской военной флотилии
многоканальной установки для обнаружения морских мин.
В 1943 г. Б.Я. Юфа и А.А. Поклад с приданными солдата-
ми с помощью магнитометра Тиберга — Талена у невской Ду-
бровки на Неве обнаружили затонувший танк КВ, катер и
другую технику. Работы нередко выполнялись под артилле-
рийским и пулеметным обстрелом.
После освобождения Киева в 1943 г. группа ленинград-
ских геофизиков (А.Е. Шариков, Б.Я. Юфа, Г.Р. Гольбек,
О.М. Рыбкин) под начальством О.К. Владимирова была на-
правлена на 1-й Украинский фронт. В ее задачу входили по-
иски боевой техники и военного снаряжения, затонувших в
Днепре и Десне.
Необходимо отметить, что на ряд разработанных геофи-
зиками ОВГ приборов были выданы авторские свидетель-
ства. Также заслуживает упоминания помощь в работе, ока-
занная геофизической бригаде, не эвакуировавшимися из
Ленинграда сотрудниками ВСЕГЕИ А.Г. Колчиной, Е.И. Ле-
бедевой и О.Ф. Грачевой.
Сотрудники ОВГ не являлись военнослужащими, поэто-
му они не пользовались продовольственным и пищевым до-
вольствием, полагавшимся призванным в армию. В Ленин-
граде они несли все тяготы блокадной жизни и голодали.
Только сотрудники, находившиеся в войсках, и то непосто-
янно, получали продовольственные аттестаты, по которым
им выдавался паек по нормам, установленным для офицер-
ского состава действующей армии. Сотрудники Ленгеолу-
правления наравне со всеми участвовали в работах, прово-
дившихся в блокадном Ленинграде: разбирали на топливо
деревянные дома на окраинах, скалывали лед и убирали не-
чистоты во дворах домов, в составе гражданских формиро-
ваний ПВО дежурили на крышах и чердаках, тушили зажи-
гательные бомбы при налетах вражеской авиации.
Наряду с Ленгеолуправлением существенный вклад в обо-
рону Ленинграда внесли контора «Форморазведка», трест
«Ленуглеразведка» и геологи ВСЕГЕИ, работавшие в Печор-
ском угольном бассейне. Когда в 1941 г. железнодорожные
пути были перехвачены немецкими войсками, прекратился
подвоз в Ленинград высококачественных люберецких фор-
мовочных песков из Подмосковья и возникла необходимость
отыскания местных формовочных песков. Геолог «Формо-
разведки» В.Н. Архангельский нашел и разведал Сосновское
месторождение песка на Поклонной горе (в черте города).
Хотя сосновские пески были хуже люберецких, литейные
цеха города работали на них всю войну, удовлетворяя потреб-
ности фронта. Ежегодно добывались 200 тыс. т песка.
Сложная ситуация сложилась в обеспечении промышлен-
ности Ленинграда углем. Правительство решило обеспечить
блокированный город за счет ближайших к нему месторож-
дений Боровичского угленосного района Подмосковного
бассейна, расположенных в Новгородской области, и Печер-
ского бассейна.
Разведка боровичских углей была поручена геологу
Г.М. Ауслендеру, который до войны разведывал здесь Кома-
ровское месторождение. Под его руководством был создан
трест «Ленуглеразведка», где работали ленинградские геоло-
го-разведчики Ф.А. Бочковский, А.Ф. Карпов, Л.И. Констан-
тинова, О.Н. Павский, В.Ф. Уйбо, А.Я. Щепеткова, А.С. Ясно-
ва и др. Строительство шахт было возложено на «Ленметрост-
рой», а добычу угля осуществлял трест «Боруголь».
В 1941 г. ВСЕГЕИ направил на р. Печора экспедицию под
руководством А.С. Невского и С.И. Шкорбатова. Позднее
она была передана Воркутстрою и стала ядром его Геологи-
ческого управления, проводившего разведку и оценку Пе-
черского бассейна на угли и другие полезные ископаемые.
Работы возглавляли и выполняли крупнейшие ленинград-
ские геологи С.А. Вышератин, Г.А. Иванов, Т.Н. Пономарев,
А.П. Ротай, С.А. Голубев, Г.И. Егоров, А.В. Македонов,
Л.И. Сарбеева и многие другие.
Всего за годы войны в Ленинград было доставлено 2,5 млн. т
бурого боровичского угля и 1 млн. т каменного угля из Пе-
черского бассейна, вначале через Ладожское озеро, а с 1943 г.,
после прорыва блокады, — по железной дороге.
Спустя 60 лет после героической обороны Ленинграда, к
сожалению, не удалось установить имена всех работников
ОВГ, в особенности рабочих-буровиков. Также осталась не-
известной военная и послевоенная судьба многих ушедших
на фронт. Документы военных лет и память живых очевид-
цев событий не сохранили все необходимые данные.
Выполняя служебные обязанности, при артиллерийском
обстреле на буровой погиб старший мастер Ложков, были
ранены двое рабочих, получил тяжелое ранение инженер
М.И. Зиновьев. Во время бомбежки на посту ПВО была кон-
тужена техник-геолог А.А. Жигалова. При артобстреле здания
минно-торпедного отдела КБФ был тяжело ранен геофизик
Г.Р .Гольбек. Умер на работе от истощения В.Ф. Элиас. В боях
под Красным Бором ранена гидрогеолог А.И. Болотина.
Работы сотрудников ОВГ высоко оценены командовани-
ем Ленинградского фронта. Геологов и геофизиков по заслу-
гам наградили орденами и медалями. Мы отдаем дань глу-
бокого уважения всем оставшимся в живых и особенно по-
страдавшим в годы войны и свято чтим память наших
товарищей, павших смертью храбрых в боях и погибших в
блокаде при выполнении служебного долга.

------------------------------------------------------------ -----------------

Болотина А.И. Инженерно-гидрогеологические работы в прифронтовой полосе Ленинградского фронта

Отечественная война застала меня во время завершения ги-
дрогеологического отчета по Зуевскому буроугольному мес-
торождению. Вскоре вся молодежь и я были направлены на
создание оборонительных сооружений на подступах к горо-
ду. А когда фронт продвинулся вплотную к городу, в Ленин-
градском геологическом управлении были организован От-
дел военной геологии (ОВГ), приданный начальнику штаба
инженерных войск Ленинградского фронта полковнику Б.В.
Бычевскому. ОВГ обслуживал все армии (23, 42, 55 и 67) и
Приморскую оперативную группу, которые обороняли пе-
редний край Ленинградского фронта. Я была назначена на-
чальником военно-геологического отряда № 6, в состав ко-
торого входили старший гидрогеолог М.С. Лабецкая и стар-
ший геолог Г.Г. Фарафонтьев. Проработал отряд до марта
1942 г. Затем меня перевели в 340-ю отдельную гидротех-
ническую роту, в которой работала до января 1944 г. Коман-
диром роты были капитан В.И. Намоюшко — бывший стар-
ший геолог Ленинградского геологического управления. Рота
размещалась в подвалах г. Колпино. Прифронтовая полоса
Ленфронта проходила по линии: Московская Славянка — Ям-
Ижора — Колпино — Красный Бор — позднее устье р. Тосно
— Нева и Невская Дубровка. В задачу отряда, в первую оче-
редь, входило обеспечение полевых воинских частей питье-
вой водой. Вода необходима была для долговременных зенит-
ных огневых точек (ДЗОТов), действующих огневых точек
(ДОТов), скрытых точек (СОТов), наблюдательных пунктов и
других сооружений. Для отыскания подземных вод приходи-
лось производить бурение непосредственно на переднем крае
обороны. Часто штанга являлась объектом вражеских снай-
перов, тем более что расстояние до вражеских окопов места-
ми не превышало 15–20 м (ширина шоссе). Был такой слу-
чай. Наша разведка привела немецкого «языка», которому
было задание узнать, что делают маленькая (это я) и высокая
(М.С. Лабецкая) женщины на переднем крае обороны и при
возможности захватить их в плен. Мы с ней выполняли зада-
ния в гражданской одежде в перерывах между артобстрелами
немцев. Меня вызвали в штаб 55-й Армии, сделали выговор,
запретили ходить в гражданской одежде и без охраны.
Нами была проделана большая работа по осушению око-
пов, ходов сообщения и фортификационных сооружений.
Часто давали оценку инженерно-геологических условий пло-
щадок под строительство военных объектов с учетом дренаж-
ных мероприятий по осушению. Работу выполняли и под
ураганным обстрелом, бомбежкой или ночью. Особенно
жутко было выполнять ночные задания под струями трасси-
рующих пуль над головой с двух сторон. При выполнении
одной из операций под Красным Бором (22 февраля 1943 г.)
я была ранена. После взятия нашими войсками в феврале
1943 г. Красного Бора я с бойцами первой вошла в поселок
для определения водопунктов с доброкачественной водой.
Затем участвовала в составлении карт водопунктов, необхо-
димых для наших наступающих войск, и карты проходимос-
ти территории для танков КВ.
Утром 14 января 1944 г. развернулись боевые действия
войск. Утро было темное, пасмурное и вдруг небо озарилось
от залпов «Катюш», взрывов артиллерийских снарядов, авиа-
бомб на позициях противника, и началось общее наступле-
ние наших войск, приведшее к снятию блокады Ленинграда
27 января. Мне довелось попасть на Дворцовую площадь на
салют, посвященный снятию блокады. Вышли все ленин-
градцы, народ ликовал, многие плакали, обнимались, цело-
вались знакомые и незнакомые.
Гидрогеологическая рота пошла с наступающими войска-
ми дальше на запад. Я же был переведена на Карельский пе-
решеек в распоряжение 22-го укрепленного района на изы-
скательские буровые работы под строящиеся плотины и дам-
бы с целью создания водных преград и только в сентябре 1945 г.
приступила к гидрогеологическим работам в Ленинградском
геологическом управлении.

[Обновления: пт, 27 сентября 2013 11:27]

Известить модератора

Предыдущая тема: Водные препятствия. 1943 год
Следующая тема: Долговременная фортификация будущего
Переход к форуму:
  


Текущее время: вт мар #d 08:40:10 MSK 2019