ОКРЕСТНОСТИ ПЕТЕРБУРГАПутеводители Карты История Фотогалерея    Старая версия сайта
Начало » ГЛАВНЫЙ » Историко-краеведческий раздел » Этно-археологическая история Санкт-Петербурга и Ленинградской области
Этно-археологическая история Санкт-Петербурга и Ленинградской области [сообщение #146113] сб, 09 февраля 2013 21:32 Переход к следующему сообщения
Леонид Харитонов
Составлял для себя, как краткую справочную таблицу по населению, обитавшему на территории современных Санкт-Петербурга и Ленинградской области, а также условиям их жизни. Упрощенно говоря, — ответ на вопрос: «Кто тут жил до нас?». Думаю, может оказаться интересным для коллег.

Часть I. Археологические культуры c древнейших времен до раннего Средневековья (до возникновения государств)

0-а. Стадия Балтийского ледникового озера (БЛО).
Время: 10800/10300 — 9600 гг. до н. э.; поздний палеолит по культурно-исторической периодизации; начало голоцена по геологической периодизации; арктический (пребореальный) период по климатической периодизации.
Гидрография: начало периода — освобождение региона будущего Финского залива от ледника. В регионе существует подпруженное ледником пресноводное БЛО — 30–70 м над уровнем современного моря в южной части нынешнего Финского залива, до 150 м — в Финляндии. Ок. 9600 г. до н. э. происходит прорыв вод БЛО в океан в Центральной Швеции (пролив Свеа) и катастрофический спуск вод — сразу на 25 м и далее с постепенным выравниванием до уровня мирового океана, который был ниже современного уровня. Образовалось Иольдиевое море.
Место: побережье БЛО; перигляциальные тундростепи в условиях холодного и сухого климата.
Люди: проникновение небольших кочующих охотничьих коллективов эпохи палеолита в принципе возможно, но археологически не зафиксировано.

0-б. Стадия Иольдиевого моря.
Время: 9600–9000 гг. до н. э.; финальный палеолит; субарктический, пребореальный (до 8400 г. до н. э.) период
Гидрография: солоноводное Иольдивое море. Максимальный уровень Иольдиевого моря (к концу его существования) в центральной части Карельского перешейка был на 25 м выше уровня современного моря. Ок. 9000 г. до н. э. продолжающийся неравномерный изостатический подъем суши привел к отделению акватории Иольдиевого моря порогом стока в Центральной Швеции (река Свеа) — образовалось Анциловое озеро.
Место: побережье Иольдиевого моря; травянисто-кустарниковая (арктическая) растительность и сосново-березовое редколесье, в восточной и северо-восточной части — заболоченная тундра с многочисленными останцами льда.
Люди: посещение людьми западноевропейских палеолитических культур побережья Иольдиевого моря возможно, но местность была не привлекательна для круглогодичного обитания. Археологически присутствие людей не зафиксировано — если стоянки и были, то их впоследствии перекрыли многометровые наносы Анцилового озера.

1. Кундская культура (Антреа-Корпилахти) и др. памятники эпохи мезолита.
Время: 8400–5900 гг. до н. э.; от раннего до позднего мезолита; бореальный (прохладный и сухой) и ранний атлантический (с 7200 г. до н. э. — голоценовый климатический оптимум, влажный и теплый) периоды.
Гидрография: пресноводное Анциловое озеро — 10–25 м выше уровня современного моря у южного берега нынешнего Финского залива, 25–35 м выше — в сев. части Карельского перешейка и до 112 м выше в Центральной Финляндии. Ок. 8200 г. до н. э. (максимум Анциловой трансгрессии) переполненный водоем Анцилового озера находит сток через образовавшиеся Датские проливы и происходит постепенное выравнивание уровня воды до ок. 7200 г. до н. э. В промежутке 7200–6800 гг. до н. э. образуется солоноводное Литориновое море. Разрушение ледников на севере Евразийского и Североамериканского континентов вызвало эвстатическое поднятие уровня мирового океана, которое в Балтийском регионе фиксируется как Литориновая трансгрессия (максимум 5500–4800 гг. до н. э.) — 6–9 м выше уровня современного моря. Подпор стока Хейнийокского пролива (между Финским заливом и Ладожским озером на месте будущей р. Вуоксы) вызвал повышение уровня воды во всей системе, включая Ладожское озеро (здесь до 15 м выше современного уровня). Тем не менее, даже во время максимума Литориновой трансгрессии соленая морская вода не проникала в восточную часть Хейнийокского пролива, выше порога стока Ветокалио.
Место обитания: побережье Анцилового озера и Литоринового моря, Хейнийокский пролив; бореальные хвойные и широколиственные (с 7200 г. до н. э.) леса.
Находки: ранний мезолит: Антреа-Корпилахти (8400 гг. до н. э.), Куурманпохья Сааренойя, Вещево-10; поздний мезолит: Куркиёки-35 (6800–6640 гг. до н. э.), Озерное-3 (6450–6380 гг. до н. э.), стоянка Силино, Комсомольское-3 (6090–5870 гг. до н. э.), Вещево-1 (?), Большое Заветное-4. Литориновая трансгрессия привела к затоплению части стоянок в восточной части региона Финского залива на побережье и в приустьевых частях рек, например Озерное-3. Но, в основном, в северной и юго-западной частях Финского залива изостатическое поднятие земной коры опережало эвстатический подъем уровня воды.
Хозяйство: охота (бобр, затем лось, северный олень, кабан, боровые и водоплавающие птицы), рыболовство с применением сетей (в основном, щука; а также лещ, лосось, судак, линь, карась, окунь, сиг), в поздний мезолит добавляется промысел нерпы; каменно(сланцево)-кремнёво-костяной (ранний мезолит) и кварцево-сланцевый-кремнёвый инвентарь с ухудшением качества сырья (поздний мезолит). Для раннего мезолита характерна высокая мобильность населения с налаженной системой коммуникаций. Для позднего мезолита возрастает степень оседлости, формируются промысловые территории и локальные группы, коммуникации ослабевают. Все стоянки находятся или на косах на побережье моря и проливов, или недалеко от побережья по берегам рек и озер. Встречаются полуземляночные жилища. Основа каменной индустрии — расщепление кварца.
Погребения: мертвых хоронили в выпрямленном положении в одиночку или группами (иногда в несколько ярусов), часто посыпали трупы охрой и клали к ним орудия труда.
Язык, происхождение: палеоевропейцы (т. е. доиндоевропейское население Европы); ответвление палеолитической свидерской культуры (9000–7000 гг. до н. э.), существовавшей в северной части Центральной и Восточной Европы.

2. Культура Сперрингс.
Время: 6000–4000 гг. до н. э.; ранний неолит; атлантический период (влажный и теплый), голоценовый климатический оптимум.
Место обитания: северное побережье Литоринового моря, Хейнийокский пролив — Финляндия и Карелия между Ботническим заливом, Белым морем, Онежским и Ладожским озерами (не южнее Хейнийокского пролива, не севернее Кандалакшскоо зал., не восточнее Онежского оз.).
Находки: памятник Куркиёки-33 (6000–4700 гг. до н. э.), стоянка Силино (4800–4440 гг. до н. э.), Вещево-1 (4800–4440 гг. до н. э.), Комсомолськое-3 (4530–4370 гг. до н. э.), Глебычево.
Хозяйство: комплексная эксплуатация лесных и речных ресурсов — рыболовство и в меньшей степени охота; бродячий образ жизни в пределах промысловых территорий. Появление керамики ("неолитическая революция") ок. 6000 г. до н. э. в сочетании с орудиями старого типа: сланцево-кварцево-кремнёвый инвентарь с преобладанием рубящих орудий (топоры, долота, тесла, кирки), а также скребки, проколки, резцы, наконечники стрел, копий и дротиков, шлифовальные плиты, точильные бруски.
Культура, керамика: ранняя керамика — большие толстостенные остродонные сосуды с прямым венчиком, в тесте обильная примесь дресвы, орнамент — оттиски позвонков рыб, отступающая лопаточка, оттиски верёвочки, гладкие прочерченные линии. Поздняя керамика — остродонные и круглодонные сосуды различных размеров, толстостенные и тонкостенные, примесь мелкой дресвы, венчики отогнуты, наряду с прежними элементами орнамента — округлые конические и ромбовидные ямки, прямоугольные вдавления. Глиняное тесто грубое, некачественное. Стоянки — наземные жилища, площадь стоянок невелика, культурный слой сравнительно небольшой. Украшения — каменные кольца, подвески.
Погребения: погребальные ямы, засыпанные красной охрой. Захоронения, видимо, совершались в вытянутом положении на спине. Чертами погребального обряда являются валуны у могильных пятен, следы костров, ямки с обломками керамики и каменными орудиями, погребальный инвентарь беден или вообще отсутствует.
Язык, происхождение: палеоевропейцы. Считается, что культура Сперрингс генетически связана с неолитической культурой Волго-Окского междуречья.

3. Культура ямочно-гребенчатой керамики ("типичного" или прибалтийского типа).
Время: 4200–2000 гг. до н. э.; развитый неолит; атлантический и суббореальный (с 3800 г. до н. э., теплый и сухой) периоды.
Гидрография: Постепенная регрессия Литоринового моря, переход его в стадию Древне-Балтийского моря (ок. 2000 г. до н. э.) с уровнем воды на 4–6 м выше современного. Изостатическое поднятие вызвало перекос ванн крупнейших водоемов региона Карельского перешейка, и ок. 3700 г. до н. э. произошел прорыв вод озера Сайма в Ладогу, образовалась река Вуокса. Существенное увеличение водосброса Ладоги вкупе с изостатическим поднятием порога Хейнийокского пролива вызвало длительную по времени Ладожскую трансгрессию (за 3000 лет уровень поднимался примерно с 9 до 15 м выше уровня современного моря), в ходе которой оказались затоплены значительные территории в Южном Приладожье.
Место обитания: побережье Литоринового и Древне-Балтийского моря, Хейнийокский пролив и обширные окрестные территории по берегам речно-озерных систем (на восток — до Онежского оз., на север — до сев. части Ботнического зал., на запад — до Гданьской бухты, на юг — до верховьев р. Великой). К востоку до Урала располагалась культура ямочно-гребенчатой керамики Волго-окского льяльного (льяловского) типа.
Находки: стоянка Силино (4000-3590 гг. до н. э.), памятник Комсомольское-3 (3760-3650 гг. до н. э.), Токарево-1 (3750-3250 гг. до н. э.), Сестрорецкий Разлив-6 (3100–2900 гг. до н. э.), Каннельярви-I (3100—2900 гг. до н. э.), Тарховская стоянка (2500–2000 гг. до н. э.), Сестрорецкий Разлив-1–5 (2100–1900 гг. до н. э.), Вещево-1, Глиняный ручей (2600–2000 гг. до н. э.).
Хозяйство: полукочевое — рыболовство, промысел нерпы, охота и собирательство растений. Керамика в сочетании с кремнёво-кварцевым инвентарем (привозное сырье, гл. обр., кремень), появление морфологически новых типов орудий. Обычным жильем было, видимо, типи площадью около 30 кв. м, в котором могло жить до 30 человек. Существовала налаженная система торгово-обменных контактов (социально-культурная интеграция в пределах восточной части Древне-Балтийского моря) — красного сланца из северной Скандинавии, асбеста с озера Сайма, зеленого сланца с Онежского озера, янтаря с южного побережья Балтийского моря и кремня с Валдайской возвышенности.
Культура: характерны маленькие фигурки из обожжённой глины и головы животных из камня. Головы животных обычно изображают лося или медведя и ведут своё происхождение от искусства мезолита. Известны также и наскальные рисунки. Появление изделий из янтаря.
Погребения: устраивались внутри поселений; покойников покрывали красной охрой.
Язык, происхождение: спорное; по языку, предположительно, — палеоевропейцы, антропологический тип — уральский.

4. Культура ладьевидных топоров — часть культуры боевых топоров (культуры шнуровой керамики)
Время: 2500–1800 гг. до н. э., энеолит, бронзовый век; суббореальный период.
Место обитания: побережье Древне-Балтийского моря, Финского и Ботнического заливов. На запад — до Куршского залива, на восток — до р. Камы, на север — вдоль побережья Ботнического залива, на юг — до верховьев Дона.
Хозяйство: характерны очень маленькие поселения и земледелие, а также содержание домашнего скота. На небольших полях высевали пшеницу и ячмень. Из-за истощения почвы часто переселялись с места на место, но на небольшие расстояния, оставаясь в одном и том же регионе. Большинство, однако, по-видимому, вело кочевой или полукочевой образ жизни. Использовался колёсный транспорт (предположительно с волами в качестве тягловой силы). Лошади, возможно одомашненные, были представлены тарпаном. Основным домашним животным была свинья. Известна почти исключительно по захоронениям. Воинственная культура.
Погребения: делались глубиной около метра, без каких-либо внешних признаков, в скорченном положении; мужчины лежали на правом боку, женщины на левом, и те и другие лицом на юг. Могилы часто расположены в ряд. Многие отмечены небольшой насыпью. Вместе с покойником в могиле захоранивались глиняные сосуды со шнуровым и гребенчатым орнаментом, а также шлифованные кремнёвые рабочие и сверлёные каменные боевые топоры, луки и стрелы с кремнёвыми наконечниками и некоторые др. кремнёвые орудия.
Язык, происхождение: начало металлической революции в лесной зоне Евразии и миграций Бронзового века, пришельцы из Привисления. По языку — индоевропейцы. Антропологический тип — кордиды. Культура cложилась из двух главных компонентов: 1) Нарвско-Валдайская культура (прагерманцы); 2) пришельцы из зоны Среднеднепровской культуры (балтославяне), распространившие среди пост-нарво-валдайцев шнуровую керамику. В этом новообразовании (сер. 2-го тысячелетия до н. э.) возобладал прагерманский язык с, естественно, балтославянским суперстратом.
Историческая судьба: стали первоосновой для формирования германо-балто-славянской части индоевропейских народов в Восточной Европе, Прибалтике и в центральной части Русской равнины, где ее ответвления стали называться фатьяновской, абашевской, среднеднепровской и некоторыми катакомбными степными культурами, а в потомках — культуры западно-балтских курганов, штриховой керамики, днепро-двинская, мощинская (балтские), а также киевская и прото-пражско-корчакская (славянские).

5. Культура асбестовой керамики.
Время: 2500–500 гг. до н. э.; бронзовый и ранний железный век; суббореальный период.
Гидрография: около 1200 г. (максимум Ладожской трансгрессии — до 15 м над современным уровнем моря) воды Ладожского озера размыли перемычку между устьем Мги (впадавшей в Ладогу) и рекой Тосной (впадавшей в Финский залив), образовав реку Неву. Получившийся водопад постепенно преобразовался в стремнину, затем приобрел форму нынешних Ивановских порогов. Уровень воды в южной части Ладоги упал катастрофически на 10 м и стал примерно на 5 м выше уровня современного моря. Обнажился значительный участок берега Ладожского озера и восточной части Невской низменности. Затем уровень Ладожского озера поднялся примерно на 1,5 м, и за последние 2500 лет плавно понижался до современной отметки 5 м над у. м.
Место обитания: Финляндия и Карелия, не южнее Невы и Свири; почти там же, где культура Сперрингс, но с захватом южной части Кольского п-ова. К концу периода охватывала также весь Кольский п-ов, всю Северную Норвегию и Северную Швецию. Люди предпочитали селиться на берегах озерно-речных систем, из¬бегая далеко отстоящих от них, изолированных водоемов. В Карелии известно около 400 поселений с асбестовой керамикой, которая распространилась здесь быстро и почти повсеместно.
Находки: памятник Куркиёки-33, поселения Пиндуши I, Лахта II и Сандермоха IV и др.
Хозяйство: охота, рыболовство, собирательство. Носители культуры вели полукочевой образ жизни — стоянки делятся на летние и зимние. На летних стоянках население запасалось продовольствием, а осенью откочевывало в утепленные поселения с полуземлянками. Найдены постоянные (зимние) и сезонные (летние) поселения, а также стоянки-мастерские, где добывалось сырье и делались первичные заготовки. Исследовано более 70 жилищ, как правило, полуземляночных. Их можно подразделить на два основных типа. Первый — постройки прямоугольной формы площадью от 22 до 123 кв. м, углубленные на 40–60 см в землю, с двумя входами и двумя (редко тремя) кострищами на полу. Второй тип — постройки подквадратной или прямоугольной формы площадью от 9 до 42 кв. м с одним входом и одним кострищем или очагом. В каждом из них проживало не более двух-трех семей. Набор орудий в целом почти не изменился. По-прежнему разнообразны сланцевые рубящие инструменты. Наряду с прекрасно зашлифованными по всей поверхности встречались зашлифованные только по лезвию или вообще с незаконченной шлифовкой. Топоры, тесла, долота приобрели более удлиненные пропорции. Увеличилось количество желобчатых долот. Скребущие и режущие орудия традиционной формы. Появились проколки из шифера и меди. С сер. II тыс. л. до н. э. начинает сказываться влияние уральского металлургического очага, медные орудия. Носители культуры практически не владели обработкой бронзы и железа, не знали скотоводства и земледелия.
Культура, керамика: у сосудов культуры асбестовой керамики появились плоские донца (более приспособленные для передвижения). Сосуды тонкостенные, хорошего обжига, с примесью игл огнеупорного асбеста и органики, украшены оттисками гребенчатых штампов. Орнаментальные мотивы просты: «елочка» (вертикальный зигзаг); горизонтальные полосы косо или вертикально поставленных оттисков штампа; горизонтальные пояски из штампов. Сложные геометрические композиции представлены только на ранних памятниках. С первой половины II тысячелетия до н.э. начинает ощущаться слабое влияние более развитых культур с производящим хозяйством: культуры шнуровой керамики (Восточная Прибалтика) и фатьяновской (Верхнее Поволжье). Из Восточной Прибалтики во второй половине III тысячелетия до н. э. поступает янтарь. Искусство эпохи раннего металла представляют также мелкие глиняные антропоморфные и зооморфные скульптурки, фигурные налепы и изображения на сосудах, кремневые фигурки, фигурные молоты с головами животных.
Язык, происхождение: культура сформировалась на базе ямочно-гребенчатой керамики; носителями считаются смесь прото-финно-волжской — мигрантов с района Верхней Поволжья, с местными палеоевропейскими народами.
Историческая судьба: к первым векам н. э. повсеместно ассимилированы носителями культуры типа Сарса-Томица.

6. Культура текстильной керамики, северо-западная группа (культура могильников с каменными обкладками, входила в ареал культур сетчатой керамики).
Время: 1500 гг. до н. э. — IV в. н. э.; бронзовый и ранний железный век; суббореальный и субатлантический (с 500 г. до н. э., влажный и холодный) периоды.
Место: от Рижского зал. до Белого оз. и Верхней Волги, не севернее южного побережья Финского залива, Невы и Ладожского озера, не южнее верховьев р. Великой и Верхней Волги. В конце периода группы людей стали проникать в юго-западную Финляндию (сумь).
Находки: памятник Комсомольское-3 (III-IV вв. н. э.) и др.
Хозяйство: Поселения расположены по берегам рек, ближе к их устьям, у впадения в большие озера. Среди них выделяют относительно крупные, площадью свыше 1000 кв. м, средние — площадью менее 1000 кв. м (10-50 сосудов) и небольшие, кратковременные — площадью до 200 кв. м (менее 10 сосудов). Показательно, что долговременных поселений со следами жилищ-полуземлянок не выявлено. Обнаружены кострища или каменные очаги наземных жилищ. Ведущей формой хозяйства, как и прежде, оставались охота и рыболовство. Характер поселений свидетельствует о постоянных сезонных перемещениях населения, связанных с промыслом. Основные орудия труда по-прежнему делались из камня, кости и дерева. Металлургическое производство оставалось на низком уровне. Изделия из бронзы немногочисленны. Следы ее плавки встречались крайне редко, особенно на раннем этапе. На стоянке Келка III найдены обломки небольших глиняных тиглей с ошлакованными изнутри стенками и сетчатыми отпечатками на поверхности. Бронза поступала преимущественно из Поволжья в виде готовых изделий (или их использовали как образцы). Использовалась только бронза. О добыче местной самородной меди, видимо, уже забыли. Каменный инвентарь обычен для Карелии и почти лишен специфических признаков, так что его трудно вычленить в смешанных комплексах многослойных поселений. Только на десяти стоянках он явно связан с сетчатой керамикой.
Культура, керамика: одна из самых заметных черт её материальной культуры — изготовление глиняной посуды с орнаментом, напоминавшим отпечатки грубой ткани. Преобладают профилированные формы сосудов. Орнаментальные композиции включают две основных категории: архаичные зональные и обедненные бордюрные с одним-двумя элементами. Последние доминируют. Со временем орнамент регрессирует. Обычным элементом орнамента, встречающимся на большинстве сосудов, являются полоски из ямок. Нередко использовался и длинный гребенчатый штамп, оттиски которого образуют пояски, зигзаги и другие узоры. Гораздо реже применялись короткие штампы с двумя-тремя зубцами. Памятники представлены городищами, селищами, грунтовыми и курганными могильниками.
Язык, происхождение: прото-прибалтийско-финский. Сложилась на основе элементов культуры ямочно-гребенчатой керамики (прото-финно-волжской) с ассимиляцией фатьяновской и поздняковской культур (индоевропейских).
Историческая судьба: в южной ареала в V в. н. э. сменяется культурой псковских длинных курганов, в северной части ареала возможно, на основе культуры текстильной керамики в VI–IX вв. н. э. формируются южно-прибалтийско-финские (эстонцы, водь) и северо-прибалтийско-финские (финны, карелы, ижора) народности.

7. Культура керамики типа Сарса-Томица (ложнотекстильная керамика, входила в ареал культур сетчатой керамики)
Время: 1200 гг. до н. э. — III в. н. э.; поздняя бронза, ранний железный век и железный век;
Место: от Финского и Ботнического заливов до Белого моря, не южнее Невы и Белого озера, не восточнее бассейны р. Онеги и не севернее Кандалакшского зал.
Хозяйство: господство металлургии восточноевропейского типа с изделиями ананьинского облика. Специфические бронзовые изделия, прежде всего – кельты меларского типа. Затем возможность развития металлургии на базе местных руд ликвидировала былую зависимость от восточных источников цветного металла. Носители культуры были знакомы с земледелием и скотоводством.
Культура, керамика: в основном, соответствует общей культурной традиции культур сетчатой керамики. Отличительная особенность — поверхность сосудов покрывалась отпечатками штампа, имитирующего отпечатки ткани.
Язык, происхождение: прото-саамы; пришельцы с территории Верхнего Поволжья, где формировались на основе сложного синтеза разнокультурных компонентов: поздняковской, фатьяновской, абашевской, чирковской, волосовской и поздней ямочно-гребенчатой керамики льяловского типа (из них первые три — индоевропейские, последние три — финно-угорские культуры). Проникали в Прибалтику и внутренние районы Финляндии начиная со второй пол. II тыс. л. до н. э., достигая максимума в I тыс. л. до н. э., вытесняя на север носителей культуры асбестовой керамики. Говорили на языке финно-волжской общности, а на более позднем этапе — на диалектах прибалтийско-финско-саамского.
Историческая судьба: в VI–IX вв. вытесняются на север с территории Карельского и Ладожско-Онежского перешейка волнами переселенцев-карел, к XIV в. в район Саймы, затем — еще севернее.

8. Культура псковских длинных курганов (КПДК).
Время: V–XI вв.; железный век.
Место обитания: на берегах Псковского и Чудского озера, в бассейнах рек Великая, Плюсса, Луга, Мста, Ловать, а также в верхнем течении рек: Западная Двина, Пола, Молога и в верховьях Волги. Один курган был обнаружен на территории юго-западной части Ижорского плато, у Орлинского оз.
Хозяйство: создателями КПДК, несомненно, были земледельцы. Ими были освоены прежде всего местности с дерново- и типично слабо- и среднеподзолистыми, а также с дерново-карбонатными и перегнойно-карбонатными почвами, которые наиболее пригодны для земледелия в Псковско-Ильменском крае. Пришлому населению пришлось на первых порах освобождать от леса участки для сельскохозяйственной деятельности. Не располагая качественными орудиями для вырубки леса и обработки пахотных угодий, переселенцы вынуждены были заняться подсечно-огневым земледелием, которое на какое-то время стало главным агротехническим приемом для подготовки почвы к посевам. Подсечное земледелие, базирующееся на использовании огня и ручных орудий обработки земли, в сочетании с разведением скота, занятиями охотой, рыбной ловлей и лесными промыслами стало основой экономики носителей рассматриваемой культуры. Селища рассматриваемой культуры пока изучены слабо. На поселении Варшавский шлюз-III при впадении р. Горюнь в Чагоду, занимающем площадь 140 х 60 м, раскопками исследованы остатки трех наземных жилищ размером от 4,1 х 5,3 до 5,1 х 8,4 м с печами-каменками. Жилая постройка со стенами столбовой конструкции и очагом-каменкой выявлена и при раскопках селища на озере Съезжем. В западной части территории КПДК устраивались городища-убежища. Переселенцы в новых местах проживания избирали участки, не подверженные наводнениям и переувлажнению почвы — песчаные возвышенности в сухих боровых лесах. Все могильники с ранними длинными курганами фиксируются в возвышенных местностях (не менее 150 м над уровнем моря).
Культура, керамика: глиняная посуда рассматриваемой культуры неоднородна. Сравнительно небольшая часть сосудов имеет баночную форму и, скорее всего, восходит к керамике местного прибалтийско-финского населения. Другая часть керамического материала сопоставима с глиняной посудой тушемлинской культуры и вместе с тем с керамикой поселения Шелиги, упомянутого при характеристике суковско-дзедзицкой культуры.
Погребения: длинные курганы — невысокие (около 1 м) валообразные насыпи от 10–12 до 100 м и более длиной. Обычно они расположены в могильниках вместе с круглыми в плане (полусферическими) насыпями, среди которых есть и синхронные длинным, и более поздние, относящиеся к древнерусскому времени. Каждый длинный курган (или синхронный круглый) заключал несколько, иногда десятки захоронений по обряду трупосожжения. Кремация умерших совершалась на стороне, а собранные с костра остатки сожжения помещались в различных местах погребальных насыпей. Основная часть погребений помещалась в небольших ямках в основаниях курганов или в уже насыпанных курганах, некоторые захоронения рассыпались непосредственно на поверхности насыпей. Курганы окольцовывались ровиками шириной от 1,5 до 5,5 м и глубиной 0,5–1,2 м. Грунт из ровиков использовался для сооружения курганных насыпей. Вместе с тем ровики несли и культовую нагрузку — в моменты захоронений в них зажигались ритуальные костры. При сооружении курганов места, избранные для насыпей, предварительно ритуально выжигались («очищались огнем»), для чего использовали хворост или солому. Следами таких ритуалов являются выявляемые в длинных курганах подошвенные зольно-угольные прослойки. Этот ритуал, по всей вероятности, был наследием обрядности прибалтийско-финского населения. Применение камня не было свойственно славянскому погребальному обряду — только в единичных курганных насыпях встречены выкладки из камней. Большинство погребений являются безурновыми и безынвентарными, что типично для славянской обрядности. Только в немногих курганах встречены единичные находки — бронзовые бляшки, пряжки, в том числе В-образные рифленые, железные ножи, глиняные пряслица, стеклянные бусы, часто оплавленные, и др. Обычай сооружать длинные курганы зародился в Псковско-Ильменском крае. Им предшествовали грунтовые могильники, которые в ряде мест функционировали и позднее, параллельно с длинными курганами.
Язык, происхождение: предмет дискуссий. Основная точка зрения (В. В. Седов): культура сформировалась в результате миграционных потоков славянского и балтского населения, в основном, из бассейна Вислы под влиянием местных финно-угорских племен. Носители культуры псковских длинных курганов изначально являлись представителями разнообразного в этническом отношении населения, при этом славяне (кривичи) в итоге оказались доминирующим компонентом. Язык — славянский или балто-славянский. Согласной другой точке зрения (Г. С. Лебедев), носители этой культуры — представители дославянских прибалтийско-финских народов. В любом случае, в южной Ингрии КПДК сменила культуру текстильной керамики и эволюционно с ней не связана.
Историческая судьба: культура ассимилируется местным древнерусским населением, войдя в состав Псковской и Новгородской земель Древней Руси.

10. Культура новгородских сопок.
Время: VIII–X в.; железный век.
Место обитания: Приильменье: устье Волхова (Рюриково городище) и Поозёрье, Нижний Волхов (Старая Ладога), Верховья Луги (Городец, Передольский погост), рек Мста (р. Белая, Любытино), Ловать и Полисть (Старая Русса), Шелонь, Сить, Молога, Великая, Плюсса.
Хозяйство: Земледельческий уклад населения культуры сопок представляется несомненным. Доминировало пашенное земледелие, поскольку подсека на дерново-карбонатных почвах вообще невозможна. Сопки тяготеют преимущественно к дерново-карбонатным почвам, наиболее плодородным на Северо-Западе. Многие памятники культуры сопок приурочены также к плодородным аллювиальным участкам речных и озерных долин. Пахотные борозды обнаружены и в Новгороде под культурными напластованиями Троицких раскопов. Установлено, что они оставлены узколопастными железными наконечниками сох, характерных для Новгородчины в IX–X вв. Поселения культуры сопок пока очень слабо исследованы. Это были преимущественно селища. Небольшие раскопки велись на поселениях Золотое Колено на р. Мсте (VIII в.), где выявлены остатки наземных срубных домов площадью 18–24 кв. м с печами-каменками в углах. Большой интерес представляют исследования поселения Бережок на озере Наволок в Удомельском Поозерье (VIII–X в.). В раскопе площадью около 350 кв. м зафиксированы остатки жилых наземных построек размером от 4,4 х 4,8 до 5,5 х 5 м, с отопительными устройствами из камней и следы хозяйственных строений меньших размеров и без печей.
Культура, керамика: Керамика культуры сопок исключительно лепная и представлена двумя основными типами сосудов. Более распространенными являются слабопрофилированные приземистые (низкие, но широкие) горшки с прямым или слегка отогнутым наружу венчиком. Второй тип образуют широкогорлые биконические сосуды с отчетливым переломом в плечиках и чуть отогнутым верхним краем. Такие сосуды широко представлены в материалах из раскопок Ладоги, поэтому они именуются керамикой ладожского типа. Глиняная посуда поселений более разнообразна. Так, на селище Бережок, кроме посуды названных типов, обнаружены банковидные сосуды, хорошо профилированные горшки, миски и мисковидные сосуды. В коллекции вещевых находок поселения Юрьевская Горка многочисленны пастовые и стеклянные бусы нескольких типов, позволяющие датировать памятник серединой и третьей четвертью I тыс. н. э. Найдены три железные пряжки, из которых две надежно определяются V–VII вв. Кроме того, обнаружены бронзовые спиральки, обоймица, подвески, фрагменты браслетов; железные ножи, топоры, наконечник стрелы, крючки, фитильные трубочки, трехчастные удила и пинцет; глиняные пряслица и каменные литейные формочки. Удила и пинцет имеют среднеевропейское начало.
Погребения: Абсолютное большинство сопок находится на мелких речках, не пригодных для судоходства, и концентрируется в районах, наиболее пригодных для занятий земледелием. Имелась традиция предварительного выжигания огнём («очищения огнём») площадки, предназначенной для сооружения погребальных курганов (сопок). Отличительной чертой балтского компонента в культуре новгородских сопок является применение камня в погребальных обрядах. Умерших в сопках хоронили по обряду трупосожжения. Кремация умерших совершалась, как правило, на стороне, в сопках помещались остатки сожжений, собранных с погребальных костров. Абсолютное большинство захоронений было безурновым и безынвентарным. Значительная часть их, в частности почти все поверхностные, не сохранилась до нашего времени, чем обусловлена малочисленность изученных археологами погребений. В очень немногих захоронениях встречены единичные, порой маловыразительные вещи (бусы, бронзовые спиральки, привески, бубенчики, перстни, бляшки, ножи, пряжки и др.). В течение IX–X вв. культура сопок постепенно трансформируется в древнерусскую культуру Новгородской земли. Каких-либо нарушений эволюционного развития при этом не наблюдается. Эволюция прослеживается и в керамических материалах, и в домостроительстве, и в топографии поселений. Между сопками и древнерусскими курганами выявляются связующие элементы, свидетельствующие о спокойном развитии культуры и быта населения Приильменья. В сопках и курганах IX–X вв. с захоронениями по обряду кремации тождественны все детали обрядности, однороден и состав вещевых находок. Многие могильники с сопками продолжали функционировать и в X–XII вв. Курганы ильменских словен X–XII вв. нередко имеют в основаниях, как и сопки, кольцевые обкладки из камней, в отдельных насыпях фиксируются и кладки из камней как наследие обрядности культуры сопок.
Язык, происхождение: идентифицируются с летописными словенами новгородскими, но есть слой поморских западных славян (низовья Волхова). Язык — новгородский диалект древнерусского языка. Расселялись с территории Верхнего Поднепровья.
Историческая судьба: в течение IX–X вв. культура сопок постепенно трансформируется в древнерусскую культуру Новгородской земли. Каких-либо нарушений эволюционного развития при этом не наблюдается.

9. Приладожская курганная культура.
Время: кон. IX – нач. XIII вв.; железный век, раннее Средневековье.
Место обитания: низовья рек Ояти, Паши, Сяси, Свири, Тихвинки и их притоков. Центр новой общности сформировался близ слияния рек Паша и Сязнига (укрепленное поселение у д. Городище). Поселения представлены, в основном, селищами, которые были выявлены в результате разведок, однако их раскопки не производились.
Культура: синкретическая: восточнофинско-скандинавская с постепенно усиливающимся со вт. пол. XI в. славянским влиянием. Через территорию проходит торговый Волжский путь, благодаря чему происходит поступление на данную территорию серебра, каменных и стеклянных бус, западноевропейского оружия, ювелирных изделий из Скандинавии. Найдены очажные наборы с кухонными принадлежностями: котлами, сковородами со сковородниками, лопатками и горшками. Также были найдены питейные рога с серебряными оковками. Есть скандинавские и карельские фибулы. В женских погребениях были найдены оковки ножен; бронзовые, реже серебряные и железные гривны. Широко распространены скандинавские ладьевидные браслеты, подражания им и свои местные формы. Парные нагрудные фибулы часто сопровождались свисавшими с них цепями. Финские черты связаны с использованием в костюме разнообразных привесок: зооморфных фигурок, бубенчиков, копоушек. Еще одной характерной чертой женского костюма было использование бронзовых бус-«флакончиков». Огромное количество и разнообразие бус: каменных – сердоликовых и хрустальных, стеклянных – рубленого бисера, лимонок, цилиндрических полосатых, глазчатых. Велико количество мужских погребений X – нач. XI века с оружием – мечами, копьями, топорами (скандинавское влияние). Известны находки сфероконических умбонов. В одном из погребений на реке Оять был обнаружен скрамасакс. Из деталей мужского костюма нужно отметить наличие наборных поясов, в том числе и серебряного. Появление курганной обрядности было инициировано влиянием культуры сопок и появлением среди местного прибалтийско-финского населения скандинавов — посредников в меховой торговле в обмен на оружие и украшения. Большую роль играли связи с соседней Ладогой — местные жители довольно рано в X—XI вв. втянулись в торговлю, и за пушнину они приобретали украшения, утварь, оружие, дорогие ткани.
Погребения: отличаются от древнерусских курганов. В основе погребального ритуала лежит идея загробного жилища с очагом в центре, разделенного на мужскую (восточную) и женскую (западную) половины. Первоначально покойников кремировали, в XI в. появляется обряд трупоположения. На очаге устанавливали набор погребальной посуды (котел, горшки, железную сковороду) и лопату для разгребания углей. Обнаружены одновременные захоронения, когда женщину умерщвляли для сопровождения мужчины в загробный мир, и разновременные. Мужские захоронения иногда сопровождались погребениями коней и отсеченных человеческих голов. В погребения укладывали богатый инвентарь (оружие, конская упряжь, орудия труда и охоты, предметы быта, домашняя утварь, украшения). Оружие подвергалось порче. После завершения ритуала в ровике вокруг насыпи разжигали очистительный огонь. Кроме финно-угорских могильников на данной территории раскопаны немногочисленные захоронения скандинавов, которые датированы временем не позднее XI века. В XII – начале XIII вв. повсеместно распространяются одиночные погребения, где покойник помещен в могильную яму и ориентирован головой на запад, что характерно для древнерусского сельского населения.
Язык, происхождение: "приладожская чудь" — предки вепсов и карел-ливвиков. Язык — восточно-прибалтийско-финский (прото-вепсо-карельский). Возможно, это были «колбяги», смешанное финно-скандинавское население, поставлявшее воинские отряды для княжеских походов.
Историческая судьба: в XII в. собственное развитие культуры прекращается. По окраине юго-восточного Приладожья широко распространяются жальники, или курганы «словено-новгородского типа», близкие могильникам Ижорского плато, западных районов Новгородской области, свидетельствующие об активной земледельческой колонизации края, продвигающейся с юго-запада из Новгородского Приильменья в Тихвинское Приладожье.

10. Карельская (Кексгольмская) археологическая культура.
Время: XII–XIV вв.; железный век, раннее Сердневековье.
Первые письменные упоминания: воинственный народ "кирьяла", живущий Кирьялаботн/Кирьялаланд, т. е. Северное Приладожье, упоминается в в скандинавских сагах XI–X вв. Первое упоминание в русских источниках — берестяная грамота № 590 («Литва встала на корелу»), считающая донесением новгородского лазутчика о разладе в походе войске Всеслава Брячиславовича на Новгород в 1069 г. В русских летописях народ "корела" появляется в 1143 г.
Место обитания: прежде всего, Карельский перешеек, вдоль р. Вуоксы. Один из главных центров — у впадения Вуоксы в Ладогу. Торговые поселения, в основном, по водным путям, ведущим из Ладожского озера в Финский, Ботнический заливы и Белое море — до р. Торнионйоки (Ботнический залив).
Хозяйство, культура: основу экономики составляли подсечное земледелие репы, пшеницы (с XII в. — ржи и овса) и ячменя, овцеводство, разведение коров и лошадей, охота (особенно добыча бобра), рыболовство (лососевые тони), добыча мехов, торговля, бортничество. Торговля: корелы, покупая меха у саамов, перепродавали их в Новгород и Готланд. Из Новгорода вывозилось, в первую очередь, зерно. Здесь же были переняты приемы обработки железа и производства керамики (гончарный круг), а также кириллическая письменность. Железо добывалось из местной болотной руды и выплавлялось в домницах. Археологи находят железные топоры, наконечники копий и стрел. Оружие — в основном, русского типа, но встречается и скандинавского — мечи, стрелы, копья и боевые топоры. Доспехов не найдено. Найдены многочисленные остатки конского снаряжения.
Поселения: основные поселения карел располагались на побережье Ладожского озера и в устьях рек, на торговых путях и вблизи пригодных для земледелия земель. Вблизи поселения всегда имелось торговое место и крепость-убежище на скале, острове, горе. Крепости окружались каменными валами с насухо сложенными камнями.
Похоронный обряд: первоначально состоял в кремации. Сожженные останки вместе с порченными предметами погребали под небольшой каменной грудой. С XI в. распространяется трупоположение головой на север; возрастает количество украшений, помещенных в могилу. С XII в. наблюдается возрастающее влияние христианского типа захоронения — покойный размещается головой на запад, хоронят в гробу и без посторонних предметов.
Язык, происхождение: восточная подветвь прибалтийско-финский подгруппы языков, близкий к вепсскому. Происхождение — предмет дискуссии; возможно, были пришельцами из Юго-восточного Приладожья; по другой версии — из Восточной Прибалтики. На Карельском перешейке расселялись двумя волнами: а) немногочисленные переселенцы из северной Эстонии, пришедших через Финляндию в VI в. н. э.; б) более многочисленная группа с территории южнее Финского залива, Ладожского и Онежского озер, близкие по языку вепсам. С X по XII в. они смешивались с кочевыми саамами и западно-финскими переселенцами, образовав новую, карельскую народность.
Историческая судьба (в феодальное время): к началу XII в. в среде карел на почве торговли мехами начинается социальное расслоение, выделяется правящая элита, что позволяет говорить о формировании Карельского княжества во главе с выборным старейшиной — валитом. Судя по всему, не позднее XII в., Карелия вошла в состав новгородских земель — Лопской волости (ряда). Однако при этом за Карелией по-прежнему признавалась известная автономность. В XII–XIV вв. карелы — постоянные союзники новгородцев в войнах со скандинавами и западно-финскими народами (емью, сумью).

[Обновления: сб, 09 февраля 2013 21:57]

Известить модератора

Re: Этно-археологическая история Санкт-Петербурга и Ленинградской области [сообщение #146115 является ответом на сообщение #146113] вс, 10 февраля 2013 00:13 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
FSirota
Большая работа, много времени было затрачено. Впечатляет.
Осилить всё сходу сложно. Тем более, что нет наглядных схем перемещений суши и вод. Разброс по территории большой иногда, трудно представить картинку.
В наших работах встречается также определения: "Первое Литориновое море" и "Второе Литориновое море".

Возник вопрос такой. Просто пока глазом выхватился. "Время: XII–XIV вв.; железный век, раннее Сердневековье.".
А почему 14 век - это раннее Средневековье?

Может это невежливым покажется, так что сразу извиняюсь, Вы эволюционист по-определению?


"Осиротели, значит...
Покрылись мглой мои глаза.
Глаза!
А это вам расплата за то, что изливали свет на недостойный вас предмет!"

[Обновления: вт, 12 февраля 2013 20:57] от Модератора

Известить модератора

Re: Этно-археологическая история Санкт-Петербурга и Ленинградской области [сообщение #146116 является ответом на сообщение #146115] вс, 10 февраля 2013 00:22 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
Леонид Харитонов
Я не сторонник навешивания на исследователей штампов, и при чем здесь какие-то определения.
Re: Этно-археологическая история Санкт-Петербурга и Ленинградской области [сообщение #146118 является ответом на сообщение #146115] вс, 10 февраля 2013 00:48 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
ulet
Цитата:

в скорченном положении; мужчины лежали на правом боку, женщины на левом

Это называется "поза спящего" или "поза эмбриона".

Цитата:

Оружие подвергалось порче.

Цитата:

вместе с порченными предметами

Есть мнение, что предметы портили не специально для обряда похорон, а использовали непригодные к употреблению вещи или их макеты. Попадаются стянутые шнурами, через проделанные отверстия, черепки керамики. Сработанный инструмент. В общем люди жили по принципу - На те боже, что людям не гоже.

Очень интересная статья.

[Обновления: вс, 10 февраля 2013 00:50]

Известить модератора

Re: Этно-археологическая история Санкт-Петербурга и Ленинградской области [сообщение #146120 является ответом на сообщение #146118] вс, 10 февраля 2013 01:43 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
Леонид Харитонов
ulet писал(а) вс, 10 февраля 2013 00:48

Есть мнение, что предметы портили не специально для обряда похорон, а использовали непригодные к употреблению вещи или их макеты. Попадаются стянутые шнурами, через проделанные отверстия, черепки керамики. Сработанный инструмент.

С остатками керамики — это убедительно. А известны случаи, когда и оружие можно уверенно отнести заведомо непригодному? Просто обе культуры, о которых речь, в дохристианский период находились под заметным влиянием идущих от Скандинавии погребальных культов, с характерным захоронением воина в полном вооружении.
Re: Этно-археологическая история Санкт-Петербурга и Ленинградской области [сообщение #146123 является ответом на сообщение #146120] вс, 10 февраля 2013 02:23 Переход к предыдущему сообщенияПереход к следующему сообщения
ulet
Леонид Харитонов писал(а) вс, 10 февраля 2013 01:43

ulet писал(а) вс, 10 февраля 2013 00:48

Есть мнение, что предметы портили не специально для обряда похорон, а использовали непригодные к употреблению вещи или их макеты. Попадаются стянутые шнурами, через проделанные отверстия, черепки керамики. Сработанный инструмент.

С остатками керамики — это убедительно. А известны случаи, когда и оружие можно уверенно отнести заведомо непригодному? Просто обе культуры, о которых речь, в дохристианский период находились под заметным влиянием идущих от Скандинавии погребальных культов, с характерным захоронением воина в полном вооружении.


Я по скифам работал, да в Сибири. У нас, в основном бытовые артефакты. Просто сужу по возможной аналогии.

Металл, скорей всего шёл в переплавку, да и сам по себе он плохо сохраняется, но читал о случаях когда были подозрения, что клали ножи со сломанными и скреплёнными лезвиями. Попадалась бронза, откровенно сточенная. Как вариант, это могли быть "любимые" ножи усопшего. Много случаев уменьшенных копий, например чеканы или те же ножи.
Re: Этно-археологическая история Санкт-Петербурга и Ленинградской области [сообщение #146312 является ответом на сообщение #146113] вт, 12 февраля 2013 20:57 Переход к предыдущему сообщения
alexsvar
По просьбе топик-стартера отделил серьезное от болтовни.

 
Предыдущая тема: Современное раселение этносов на территории Ленинградской области
Следующая тема: Да обзаведитесь вы электронной почтой наконец!
Переход к форуму:
  


Текущее время: сб дек #d 15:58:53 MSK 2017